chs_65 (chs_65) wrote,
chs_65
chs_65

  • Music:

Сказочки...

Когда-то давно мой УЧИТЕЛЬ Гришка Лин показал изумительный жанр словесного творчества: т.н. "СКАЗКИ". Нет, там не было фей, драконов и рыцарей, а были Дядя Вася, Истопник, Федула. Вплести в эту конву можно было всё что угодно- от бородатого анекдота про Абрашу до гипотез глобальной тектоники. Вот и я для разных объяснений глубокоэшелонированной мысли сочинил штук десять "повествований". Это, конечно, не литература, так мысли вслух. Но, вдруг, кому пригодятся.
Эта сказочка посвящена моему любимому месту- окрестностям деревни Кольцово в Калужской области. Со временем добавлю сюда картинок. Итак...

Мартышкин нос



«Не тает ночь и не проходит.

А на Оке, а над Окой[1]…»

Как и полгода назад, над рекой плывет туман. Я снова устроился на Стрелке - каменной плите, торчащей из стенки старого Кольцовского карьера, «Мартышкин нос», как я назвал её по осени. Вот только молоденькая листва березок и гудение майских жуков отличают эту майскую ночь от той, осенней, когда я сидел здесь в одиночестве. Внизу стоят палатки школьной группы, которую мы сюда привезли за гипсами и кальцитами нижнего карбона. Но я ехал сейчас не за камнем. Почему-то мне было очень нужно вернуться сюда на встречу к Обезьяне, ждущей меня здесь с прошлой осени.

*                                       *                                           *

А той осенью…

Сентябрь.

Уже неделю жизнь несется, как стадо ёжиков, снося с дороги благие намерения и перспективные планы. Только успел вернуться из Таджикистана после четырех месяцев геологической практики, сдать командировочные документы в институте и получить часть денег. Крутился бы и дальше, но позвонил старый приятель, он вернулся из армии и хочет здесь, на нашем старом месте, всех собрать и отпраздновать. А это святое! Постарался отложить все дела, и с опозданием но, добрался до места встречи.

На лавочке у пристани сидели с рюкзаками только два моих приятеля, и всё. Наша бравая команда в десять, а то и двадцать человек, собиравшаяся раньше из разных районов Москвы разбрелась. Кто-то еще на практиках, кто-то устроил себе каникулы, кто-то «повзрослел» и решил остаться дома. Так они вдвоем и приехали сюда – «последние из могикан»… Погуляли, искупались, а теперь собрались домой. Жаль, что мы так и не смогли пообщаться спокойно: их катер подошел буквально через десять минут после моего. Но хорошо, что встретились хотя бы так, а, то мог бы остаться почти без посуды. Я им выдал свой кан[2] еще в Москве, а сам с одной кружкой сюда приехал. Друзья предложили оставить мне еще их палатку, но лишние три килограмма таскать лень. Вот и остался я со своим полиэтиленом и каким-то вариантом гамака.

Здесь место удобное, насиженное, только добираться от Москвы долго: электричка до Калуги, катер по Оке - итого часов семь, а то и десять.

Впервые мы приезжали сюда еще лет пять назад. Тогда в старом карьере стояло групп шесть, разных возрастов, интересов и организаций. Были и туристы-горники, и спелеологи, и всякий геологический народ. Мы тогда встали ниже карьера, на куске надпойменной террасы. Местечко тихое – основной народ выше табунится - и до ручья ближе, не так высоко воду поднимать. Правда, река не просматривается, весь пейзаж: окрестные кусты да ветлы, за то стоянка не так заметна со стороны, значит и незваных гостей не ожидается. Не то чтоб здесь опасно, но уйти со стоянки, бросив вещи на произвол судьбы, не так рискованно. Главное, как любая «добрая» стоянка, эта стала нашим домом.

Вот и сейчас я добрался на стоянку и начал обживаться. Чистка кана у ручья и кремация несъедобных (для людей), но притягательных (для мух) моллюсков (мои приятели речных беззубок решили сварить, кулинары!) на стоянке заняла весь вечер. Успел только подцепить между березами импровизированный гамак, дожевал последний бутерброд с чаем и завалился спать.

По закону подлости, утро меня встретило не только рассветом, но и дождем. Не сильным, но спальник подмок, и настроение заметно упало. Спросонья зацепился за березку и получил холодный душ, да и почва под ногами расчавкалась. «Кой черт понес его на эти галеры?!», как говорилось в старой пьесе. Уже начал было собирать рюкзак, чтоб уйти на следующий катер к Калуге, как вдруг осознал, что не зашел на Стрелку. Самый лучший вид открывается оттуда, надо сходить. Зря что ли вез фотоаппарат?!

Обычно стоянка рядом со Стрелкой была занята, а сейчас никого не слышно.  Решено, переселяюсь туда и остаюсь еще на день. Загляну в катакомбы, пороюсь в карьере.

Под перекошенным рюкзаком и с каном чая в руках закорячился по глинистому склону наверх. Батюшки! Да здесь навес построили и сена натаскали. Вот спасибо вам, добрые люди! И несколько сухих поленьев лежат - живем! Костерок бодренько разогрел вчерашний чай, и жизнь обрела краски. Лес и река парили, как бассейн «Москва» по зиме, размывая дальний горизонт. Протарахтела и спряталась в этот туман моторка, только эхо, отраженное от дальнего берега, все еще слышно над рекой. Потом со смехом и визгом по берегу протопала толпа школьников - на ботанику, что ли, привели? А я все сидел на известняковой глыбе и пил чай. Оказывается, можно вот так выпасть из времени, просто сидеть, смотреть и растворятся в пейзаже. Как шутил народ: время в походе в жизнь не засчитывается.

И всё-таки пришлось подняться и вернуться к насущному - дровам, костру, воде, завтраку. Приволок сверху еще три сухие елки. Привычно поправил выгоревшую за лето косынку и тут понял, что на меня смотрит мое отражение - старая церковь[3] на правом берегу с зеркально съехавшим куполом: у меня косынка направо, у нее - налево. А что, бабуль, интересно за нами, суетными наблюдать? Вон я смеюсь над малышней внизу, а они всего-то лет на семь-восемь младше меня. А ты? Сколько тебе лет? Сто или больше? Или ты еще помнишь Воронцовых, про клад которых в здешних каменоломнях до сих пор ходят легенды? Увы, при всей моей фантазии твоего ответа я не придумаю, хотя…  А еще я уважаю тебя, бабуль, я – убежденный безбожник, родившийся в Безбожном[4] переулке Москвы. Как у боевого корабля, не спустившего свой флаг, на покосившемся куполе еще различим крест- символ твоей веры.

Ну, что ж, пора по норам, нечего рассиживаться. Нас ждет клад! А уж приключения - точно. Покидал в планшет два фонаря и фотоаппарат, авоську на случай грибов, прихватил кан, воду по дороге набрать, и двинулся к входам в подземелья.

Почти до самого входа можно пройти по заросшей, но довольно ровной дороге здесь, по верхней береговой террасе.  Всего-то метров семьсот вдоль реки, и останется только спуститься метров на пять. После Тянь-Шаня здесь бегать одно удовольствие. И прохладно, и высот нет, и склоны пологие - курорт. Каблуки легко вбиваются в глинистый склон, а на старой листве можно весело скатываться от дерева до дерева, теряя метра по полтора высоты.

Вот и «балкончик»- уступ склона, на который выходят лазы катакомб. Пристроил планшетку и кан к дереву, достал фонари (да-да, у меня их два, уже не раз пригодились под землей) и полез в ближнюю нору. Здесь после короткого низкого хода подземная полость высотой почти в рост и площадью примерно три на пять метров.  С нашего первомайского визита большой грот почти не изменился. Листва под ногами чуть подсохла, и мокрая глина на входе перестала быть липкой. В дальнем углу птичьи кости: лиса, наверное, успела пожить, но поняла, что здесь бывают люди, и ушла. Ровное место выстелено полиэтиленом, видимо, место стоянки «спелеонавтов». Ладно, будем считать, что это пока не мусор, а элемент благоустройства. Пойду, загляну в соседнюю нору. На перелазе в глине блеснул металл. О, добыча! Кто-то из постояльцев выронил нож и вмял его в глину.

Вылез наружу, разглядел находку. Интересно представлять человека по следам его дел на какой-то вещи (начитался Шерлока Холмса, теперь его слава покоя не дает!). Итак, мы имеем дешевую копию классического складного ножа с десятисантиметровым клинком. Я бы предположил, что человек изначально собирался использовать его для выездов на природу, но, то ли по незнанию, то ли по скупости, прикупил вот это «чудо» с мягкой сталью. Да и обращался с ножом хозяин грубовато: разбита деревянная накладка на ручке, сломан стопор клинка - скорее всего, подросток учился метать. Тогда зазубрины на клинке - привет от консервных банок. Ох, поубивал бы! Хотя, может, и я такой же был лет пять назад?!

Ладно, глянем, что в Спортивной «пещере» творится. Переложил запасной фонарь «жук» за пазуху и улегся к устью. Заползаем. Налобник после дневного света, показался слабоват, но скоро глаза адаптировались, и стало можно разглядеть лаз. Вот самое интересное место: седло. Здесь полуметровые плиты известняка просели направо, и приходится ползти, постоянно соскальзывая вбок. Но это не самое страшное. Впереди «очко»- лаз вниз направо под плиту. Та-ак, изогнулись буквой «зю», левая рука вниз и вправо, и… зацеп! Фонарик за пазухой заклинился в щели между камней, приходится извиваться, чтоб освободиться от этого якоря. В подплитье протиснулся и огляделся по сторонам. Да, все так, как оставили весной, когда пытались пролезть глубже через навал мелких обломков. Правый монолит подпирает плиту, прямо тоже коренной борт, а под животом навал мелочи.

Попробую разобрать, раз уж сюда влез. Выкорчевал булыжник, пропихнул за колени. В прошлый раз нас было трое, и с этого положения камень бы перехватил следующий, а сейчас я один и приходится сучить ногами, отгоняя камень куда-то в сторону. Нет, это не дело, надо вылезать отсюда. Это не работа, а мазохизм. Прихватил с пола еще один кусок и начал выползать ногами вперед. Отжался на руках, попытался ввернуться уже в обратную сторону, и… Больно получать по самому нежному и дорогому. Видимо, тот самый камень, который я выковырнул, на меня и рухнул. Рука подогнулась и меня вжало в щель. Сейчас-сейчас, только отдышусь. А в голове грохочет пульс. Полное впечатление, что это живые камни собираются меня пережевать. «Спокойно, Джонни, спокойно…». Ак-ку-ратненько сда-ём назад. Десять сантиметров. Еще чуть-чуть, выгибаюсь и злополучный булыган, саданув мне в скулу, сваливается обратно в «подплитье». Да и хрен с ним, проще будет дальше лезть. Наконец можно приподнять голову, хоть кровь отольет. Интересно, как йоги часами так стоят?! Еще пара толчков, и ноги повисли, можно аккуратно сесть. Попытался «пронырнуть» входную шклевотину[5], и застрял опять. Снова роль глиста, чтобы вывинтиться из узости. Всё! Пропахал на брюхе еще метра полтора, и я на свободе.

Солнышко, тепло, сухо. Только руки-ноги чуть дрожат, и живот футболки в мокрой глине. Ну, собственно, день на дворе, да и «культурная программа» выполнена. Сейчас спуститься до поймы Оки, набрать воды в роднике, и по дороге вернуться назад к карьеру.

Правда, спуск подкинул-таки подлянку. Вместо привычной тянь-шаньской сыпучки плотная глина и корни. Спасая планшет с фотоаппаратом, свалился чуть не в самый ручей. Пострадал только локоть, даже на футболке грязи не сильно прибавилось. У самого родника нашлась стеклянная банка (очень кстати), удалось налить кан почти под завязку. Понятно, что часть воды прольется по дороге, но от пяти литров должно же что-то остаться. Значит, за водой сегодня уже можно не ходить. Вот и ладушки.

Для нормальных людей это местечко идеальное: пейзаж, дорога и свой собственный родник. Наверное, поэтому всегда, сколько мы здесь ходили, место было занято, а сейчас что-то тихо. Выбрался, и - правда - стоянка пустая. Вот только навес над столом остался и сено на месте палаток ворохом. Присел за стол, огляделся. Початая бутылка портвейна, майонезная банка с солью, разрезанная луковица, алюминиевая вилка, и мартышка - плюшевая заводная игрушка. Вот такой натюрморт. Откупорил бутылку, понюхал, вроде нормальный. Агдам. Отхлебнул. А что, все не так уж плохо, и даже романтично. Вот только футболка мокрая и грязная. Пожалуй, простирну в ручье, пока тепло.

Вот и футболка готова, стекает на поперечине навеса. Хлебнул еще из бутылки. Взял в руки мартышку и погладил между ушей. Что зверушка-подружка, заскучала одна? Вот и я сегодня один. Уже года три как не ходил в одиночные походы. Занятия со школьниками, оказались наркотиком. Причем не столько занятия, лекции, экскурсии и семинары, а десять тысяч «почему», никакого отношения не имеющие ко всей этой тектонике, минералогии, кристаллографии. Промокшие кеды, натертые лямками плечи, подгорелые макароны. Но вот мой первый кружок ушел в большую жизнь. Многих увижу в универе недели через две. Только вдруг стало пусто и непривычно. Потом будет октябрь, новый набор (куда ж я теперь без этого?!), а пока пусто.

Спасибо предшественникам и за Агдам и за собутыльницу. Ваше здоровье… Кстати, а чего это игрушку здесь оставили? А, понятно, руки заклинило. Пошатал, вроде задвигались. Провернул несколько оборотов, может, заведется, и положил на стол. Увы, игрушка лишь слегка приподнялась и замерла. Пружина, видать, не тянет. Ну, последний глоток «животворящей влаги», и пошли домой…

Вот ведь- закушал бутылку Агдама сам-один, прям как-то неудобно. Давай хоть ножика-найденыша в уплату оставлю. Достал увесистый складник из полевки, подбросил на ладони, перехватил и хлопнул на середину стола. То ли шлепок оказался сильным, то ли еще почему, но обезьяна зажужжала механизмом и аж на три «шага» подошла ко мне.

- Что, подруга, скучно тут? Со мной собралась? Ну, пошли.

Ходить по дороге, что характерно, сильно проще, чем по козьим тропам на склоне. А уж с пятью литрами воды в руках, да Агдамом в крови… Перед  подъемом в карьер остановился размять затекшие пальцы. Н-да, ведет слегка. Пойду-ка я лучше вокруг, там по краю карьера тропинка хоть и узкая, но все ж пологая, не по осыпи корячиться.

Интересно, сколько потребуется природе, чтобы выположить этот карьер? По слухам, он уже не работает лет десять, не зря весь зарос. Но до сих пор вдоль уступов видны трещины - тот самый «бортовой отпор». Потому «мать наша ТБ[6]» и не рекомендует по краю ходить. Ну, я быстренько, легонько проскочу, авось… Неожиданно  песок провалился в ожившую трещину, и мне пришлось ловить равновесие полным каном. Чудом не разлил половину воды на себя, барахтаясь в кустах. Распрямился и поставил кан на землю. Чучело неуклюжее, на ровном месте чуть не загремел. Вот только обезьянку с планшета какой-то веткой «слизнуло».  Оглядел тропинку, переворошил траву под кустами - нет. Должно быть, в эту самую трещину юркнула. Вот и появился здесь новый вид фауны: «троглобезьяна[7]».

«Не тает ночь и не проходит.

А на Оке, а над Окой…»

Да, для этой сентябрьской ночи кончаться еще рано. До рассвета еще часа полтора. Луна волчьим глазом разглядывает притихший мир. Вчера, намаявшись по подземельям (а не с Агдама, нет?), завалился спать часов в восемь вечера, и вот подкинуло меня ни свет ни заря. Раздул костер, заварил чай. Теперь можно сидеть на Стрелке и не торопиться никуда. Над Окой ползет туман. Друзья-спелеологи называют его обезьяной. Еще одной здешней Обезьяной. Почему вчерашняя игрушка так запомнилась? Почему я, как заведенный, чуть не час пытался раскопать трещину, достать оттуда механического зверька? Почему не успокаивает старое правило: «дорога дала - дорога взяла»? Детство в… заиграло? Не знаю. Похоже, предстоит мне сюда еще вернуться, чтобы что-то понять. Чтобы ты, Обезьяна, мне что-то объяснила. Ты жди, я вернусь сюда на Мартышкин нос. Обязательно!

*                                       *                                           *

Да, полгода пролетели шустро. Учеба и суета, преподавание и походы; всякое успело промелькнуть. Новая группа и первые поездки, новопридуманный слет кружков и старое серное месторождение. И вот мы все здесь: мои старые друзья, моя новая группа и я. Верхняя стоянка, как обычно, занята, и мы опять стоим на средних уступах карьера. После ночного марша от станции, а это двенадцать километров, и дневного маршрута в дальние «пещеры» (еще примерно столько же), народ повалился спать. А я вот залез на «стрелку».

Тишина и полное небо звезд. Такое мировое одиночество. Да, конечно, всякая мистика в виде старой знакомой церкви и неопознанной летающей светящейся фигни где-то над Алексиным. Но вот под осыпью послышался шорох. Судя по светлой рубашке, это наша новая спутница. Ловкая, веселая, любительница лазить по деревьям - не зря наш общий приятель ее в универе вечно дразнил: «Обезьяна из кармана»… С масленицы она начала ходить с нами по походам, а сейчас на Первомай оказалась здесь, на Оке. Я этому рад: она чудесный напарник, когда я пытаюсь что-то понять, и школьники мои ее слушают- «старшая сестра» не такая страшная, как я, с ней можно договориться.

- Привет, Обезьяна. Чего не спишь?

- Лишь бы обзываться… Подвинься, - обида в голосе скорее напускная.

- Садись. Выходит, не зря здесь тебя дожидался.

- Это ты о чем?

- О жизни. Это такая сказка, только я ее еще не сочинил.

- Про меня? Расскажешь?

- Ага. Как только досочиню. Подождешь?

- Чего с тобой делать?! Подожду.

PS.

И снова лето, и снова Ока. Вот только Стрелки больше нет, обрушилась.

- Пап, а что было с ними дальше?

- Обезьяна осталась вон под тем песчаным вывалом.

- А с девушкой что случилось?

- С нею случилась ты.

- Мама?! Так это всё правда?

- Нет, просто сказка. Пойдем лодку накачивать, нас церковь в гости заждалась.




[1] Песня «Пароход» Д.Сухарева.

[2] Каны - плоские котлы у рыбаков и туристов.

[3]{C} Церковь Успения Пресвятой Богородицы. Стиль: барокко Постройка:1771. Адрес: Калужская область, Ферзиковский район, село Висляево. http://sobory.ru/pic/07550/07551_20140627_173249.jpg

[4] Первоначально переулок назывался Аптекарский, так как проходил мимо аптекарского огорода, заложенного в 1706 году по указу Петра I для выращивания лекарственных растений. В 1805 году огород был передан Московскому университету, и с тех пор здесь Ботанический сад МГУ. Название Протопоповский возникло в первой половине XIX веке по фамилии домовладельца, коллежского асессора И. Г. Протопопова (по другим сведениям, домовладельцем был священник храма Животворящей Троицы при Пятницком кладбище Ф.С. Протопопов). С 1924 по 1992 года — Безбожный переулок. Из википедии.

[5] Спелео-жаргон, т.е. «узкий лаз»

[6]Тут - «ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ»…

[7] «Трогло»- приставка, обозначающая «пещерный». Троглодит, трогломышь, трогловошь…

Tags: сказки кольцово ока
Subscribe

  • Ладога-2019. часть 2

    16.08.19, пятница. Залив Теппананлахти 8-00 поднялись, 12-00 вышли на маршрут. Но тут-то нас и прижало волной. Вообще то, прибойчик на восточном…

  • Ладога 2019. часть 1

    Ладога 2019 Ладога 2019 «Куда вы меня тащите, клоуны?!» Волька-собака… Импилахти - Сортавала. 10-25 августа 2019 г…

  • Финансовые романсы...

    Ну, про то, что финансирование у нас в музее смешное, я многим говорил, и пока перемен нет. Но тут руководство решило нам "поднять"…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments