Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

«Мы ребяты-ёжики, по карманам ножики»…

Продолжая тему персональной туристской посуды, давайте обсудим элемент «Н» из привычного обозначения «КЛМН». Итак, НОЖИ

Как и прочая посуда, ножи слабо влияют на прохождение и безопасность маршрута. И, строго говоря, их можно брать даже не на каждого участника маршрута, на чем сэкономить грамм 100-200 на человека. Однако, в большинстве случаев, такая экономия создает больше проблем, чем плюсов. Поэтому, на уровне неписаных правил считается что нож должен быть У КАЖДОГО взрослого (а у нас и детям лет с 5) участника похода. Хоть какой-нибудь! Так какой нож выбрать?

Легковесное…

Развитие «легкоходного» туризма не обошло и ножи. У тех людей, которых я встречал, зачастую с собой были простенькие кухонные ножи типа:

.
Тонкий клинок сантиметров 10 длинной, малый вес (28г), копеечная цена- мечта. А с учетом, что резать приходится обычно мягкие вещи: продукты, упаковку, реже веревки- этого и правда достаточно. Да, работать по палкам таким ножом не желательно, но для этого есть специальный инструмент. Чтобы таскать такой нож на себе (рыбалка, грибы) придется сделать ножны, например из пластиковой папки, но это сущие пустяки и по весу и трудозатратам.

Всякие «катеры»(канцелярские ножи), скальпели и прочая мелкота, конечно, тоже может что-то отрезать, но это уже совсем изврат, как и изготовление ножа из консервной банки или разбитой бутылки.

Чему нас учит классика.

Казалось бы разнообразие ножей совершенно хаотично: длинные и короткие; широкие и узкие; толстые и тонкие. Однако, если проанализировать традиции и опыт производства и использования ПОЛЕВЫХ ножей, вырисовывается явное предпочтение потребителя. Это ножи с клинком 9-11 см.

()

Ох, каких только разновидностей нет среди этого железа! Фиксы и складные, узкие и широкие, с ровным лезвием и серейторы… Ну, последние, как раз, для леса не желательны - сложно править фигурную режущую кромку, хотя, если нож должен работать стропорезом- вполне. В остальном выбор зависит ТОЛЬКО ОТ ВКУСА покупателя. Обычно складные ножи тяжелее фиксовых, хотя Opinel вполне легок и достаточно резуч. Не желательно брать балистонги(«бабочки») и спринги («выкидухи»), кинжальные(обоюдоострые) - опасные и бесполезные железки. Не желательна углеродистая сталь - нержавейка более неприхотливая. Но, пожалуй, лучшим ножом этого класса я считаю «найденыша» () , привезенного из Карелии. Найти такой же удобный нож за разумные деньги до сих пор не удалось.

Маловато будет…

Как и у многих, у меня к ножам куда больше требований, чем простая утилитарность. Поэтому, после долгих лет всяких походов, я склоняюсь к более крупным фиксовым ножам, с клинком 12-14 см. Да, они тяжелее, к ним нужны ножны и ремень, но «хочется чего-нибудь такого»…


(). Более длинным клинком удобнее резать крупные куски от батона и дальше. Можно использовать вторую руку при резке мерзлых продуктов и обтесывании деревяшек. При большой нужде можно и полено развалить (появился такой термин «батонинг»). Да и банку консервную открыть не проблема. Верхняя пара ножей с толщиной чуть больше 2 мм толщины, этого хватает практически на всё. Нижняя пара- "ломики" 5 мм толщины брались только из расчета, что их можно метать. Да, я знаю, что метание- метод убийства ножа, но дурацкие привычки живучи...
(Во насочинял… Скажи уж прямо: кина в детстве пересмотрел.


)

А еще больше ножики могем?! Да, в быту многих кочевых народов имеются еще более крупные ножи: кухри, мачете, паренг, леука… И в наших рюкзаках они тоже не редки - у них тоже есть своя область применения - работа по кустам. Это такие «недотопоры». Но это, как говорится, совсем другая сказка.

Каждому овощу свой фрукт…

Нож на выезде один из немногих инструментов, который всегда с собой. И, вроде, не много дел в лесу, а так хочется УДОБНО работать. Но вот для тонкой работы нужно тонкое сведение, а для поленьев - грубое. Добро, с 19 века придуманы многопредметные ножи. Законодателями в этой области долгое время были швейцарцы. А вслед за ними и по всей Европе да и в СССР широко изготавливались аналогичные

.
10-11 см клинок с приличной геометрией и неплохой стойкостью дополнен открывалками (вдруг вы еще с банками ходите?), шилом, и штопором (он не только для любителей вина, но и вместо свайки для распутывания узлов). У многих ножей этого класса клинки имеют стопор, защищающий от случайного складывания. Остальные приблуды: пилы, нутровщики, ножницы - кому что нравится - уже погоду не делают. С учетом весьма средней цены эти ножи, пожалуй, являются идеальными для низкокотегорийного туризма и прочих путешествий. Кроме того, совершенно гражданский внешний вид ножа меньше мозолит глаза бдительным гражданам.


Для полного набора инструментов не хватает разве что пассатиж. И с 1990-х годов на рынке появились комбинированные инструменты Лизерман, а хитрые китайцы их размножили как кроликов. Даже новое слово придумали «мультитул». Строго говоря, это не нож с пассатижами, а пассатижи с ножом и др. шнягами. Именно губки дают основной вес инструменту, а необходимость впихнуть прочие дивайсы диктуют форму коробчатых рукояток. Скажу честно, я уже много лет хожу с такой железкой на поясе, но в городе () .


Если в тур-группе есть человек, отвечающий за снаряжение, мультитул для него вполне логичное походное устройство. Но считать его разумным личным снаряжением в походе - это вряд ли.

Ножики-авоськи

«Какая горькая вещь-разлука.
Кто не терял, тому не понять…»

Тот, кто оказывался в маршруте без ножа, надолго запоминает это неприятное ощущение, сравнимое разве что с потерей штанов.

Очень хочется избежать повторения такого в дальнейшем. Направлений борьбы два: беречь как зеницу ока основной нож, или носить резервный. С сохранением все просто: внимательность и аккуратность. Можно еще к себе прицепить, чтоб уж наверняка

() .

Задача такого резервного ножа, кроме основных качеств, быть легким и незаметным: обидно же таскать лом просто на всякий случай. Поэтому и здесь самыми удачными оказались швейцарцы (и их клоны), но уже размера «офицер» ( ). С тех пор как был пошит поясной чехол для такого ножа и зажигалки, они никогда на снимаются с пояса лесных штанов.


И открывалка экономит заточку основного ножа, и шило часто нужно. А уж если с ножницами, даже некое подобие приличия создает: ногти да заусенцы можно состричь.

Заключение

Любой подбор снаряжения – процесс творческий и неторопливый. Но, если надо выбирать быстро, не поленитесь, и распишите для себя задачи, которое должно решать ваше снаряжение в походе. Здравого смысла для не очень глупого выбора, как правило, вполне достаточно.

Охватить ВСЁ разнообразие ножей я не собирался- их много, а я один. Сециальные ножи должны подбирать себе знающие люди, а многочисленные тактические "ужоснахи" пускай таскают их производители. Те ножи что здесь описаны я или пробовал, или аналогичные.

«По сухим оврагам носятся клещеносец с клещеносицами»…

Когда-то…

Когда я появился в этой части Ступинского района в первый раз - загадка. Еще бы: здесь прошло военное детство матери, и дальняя родня здесь все еще жила. Лесочки, речка Ситенка и прочее пейзанство. Правда, фотографий с тех пор не сохранилось, поэтому и с датировкой проблема.
           Новый этап знакомства с районом начался в 1981 году, когда на 1 мая мы приехали со Школьным факультетом МГРИ добывать халцедоны и агаты. Здесь я отмечал своё 18-летие, поступив в МГУ. И группы геошколы мы привозили сюда с завидным постоянством.

69305_900[1].jpg
Затем, спустились ниже по течению Каширки. Уже перестав собирать кремни, мы периодически все-таки приезжали то с семьей, то с друзьями, чтоб просто погулять с фотоаппаратом по оврагам, украшенным свежей листвой новой весны. Обычно заброска проходила автобусом от ст. Ступино, уж больно лень мерить километры шоссейки. Бывали, правда и исключения: мы с Петровичем как аборигены топали от Ситенки, когда до Ситни, а когда и до Акрей, но это бывало не часто.
          Люблю ли я эти места? Пожалуй, не очень. Перелески, поля, березняки, кусты… Нет, все это не моё, но это место вросло в меня. Наверное, поэтому и героев своей сказки я направил сюда, по нашей старой дороге от платформы Ситенка, хоть и изменив географические названия. И, вот, теперь мы собрались повторить написанное.

9 мая: Обломство заразно
Есть процессы, которые мне не по силам, хотя это и странно. Вот будить людей, например, я не могу в принципе (например, жену). Так и получилось: в 8 утра встал, собрал в кучу барахло, прилег, почитать книжку, и снова «зачах». Подскочили уже в 11- ужас! Прогулял собаку до магазина, докупил продукты. Собрали рюкзаки, опрыскали собаку клещегонкой. Ну, всё?! Рванули!

245 автобус хорош, когда некуда спешить. Сели и поехали до Бирюлева. На народ приятно посмотреть: все такие радостные, дети в пилоточках, дедушки в орденах. Прикупили пивка, водички, выползли на платформу. По распечатке с «туту.ру» времени еще вагон. Но, стоит Наське отойти, прилетает узуновская электричка. Упс! Пролет…
           Судя по расписанию, она не останавливается на Ситенке - потому-то ее и нет в моей распечатке.
«Окно» между электричками роскошного формата: двухчасовое. На платформе скучно, недалеко от станции на эстраде праздничный концерт в честь Победы. Женский голос еще ничего, хотя Штурман, как человек с музыкальным слухом (слуха у меня нет, но ЭТО бесит), периодически зажимает уши и страдает, а мужик ниже всякой критики: безголосый и пьяный. Впрочем, есть проверенное средство скрасить ожидание: попросить мужа рассказать о чем-нибудь на военную тему. В прослушивании вдохновенной лекции о том, как и откуда взялись георгиевские ленты, время пролетело незаметно. Мне всегда немножко забавно в такие минуты: в каждом, даже самом взрослом и умном дядьке (даже пацифисте) живет 10-летний пацан, играющий в «войнушку»…

Ну, да зато электричка новая, светлая. Поехали, и ладушки. Сидим, считаем, что дома забыли. Сами от клещей не обработались! И даже с собой взяли репеллент, но от комаров. У меня хоть жилетка после Воскресенска воняет, а у Наськи – фиг.



На Ситенке оказались 18-30. Н-да, не рано. Ну, зато и не жарко. Правда, и до темноты не долго. Ладно, припремся-разберемся. А пока у нас прекрасный вечер:

ст13.jpg

Прошли мимо церкви и кладбища. Церковь действующая, но в реставрационных лесах, и большой колокол с колокольни снят.
Нам тут рассказали, что встретить собаку у церкви- к удаче. Но мы не можем полагаться на случай, поэтому, возим собаку с собой.



Увы, опять не зашел на могилы родни: кладбище растет, искать долго. Так постояли, да пошли дальше. 

trek-w.jpg

Перешли Ситенку по мостику, вошли в Воскресенки. После Москвы, шумной и праздничной, здесь тишина. Собаки брешут: ну, как не облаять столичную штучку! Дорога в селе корявая, но сухая: еще бы, давно нет дождей. А вот на выезде «морэ разливанное»… Лужа, разъезженная машинами и квадриками.

ст3.jpg

Село Воскресенское было основано приблизительно в конце XV — начале XVI веков. В середине XVI века оно было пожертвовано в Белопесоцкий монастырь князем И. А.Лапиным-Оболенским. Первая деревянная церковь с колокольней была построена в Воскресенском в 1735 году. В разное время село относилось к Серпуховскому, Коломенскому и Каширскому уездам Московской губернии. На севере Воскресенок находился Ильинский погост, Каширский торговый тракт из Москвы проходил чуть западнее. В 1862 году население села составляло 218 жителей. В начале ХХ века силами Коломенского земства при участии М. С. Лунина в селе открылась школа, был достроен новый каменный храм, после чего ветхую церковь Илии Пророка разобрали. Восстановленная во второй половине ХХ века Покровско-Ильинская церковь (Покрова Пресвятой Богородицы) в Воскресенках построена в псевдорусском стиле (одноглавый четверик и колокольня) с двумя приделами — Никольским и Ильинским. Строительство храма началось в 1847 году тщаниями приходского священника Павла Успенского и купцов И. В. Шишлова и З. Ф. Федотова. В 1853 году была закончена трапезная и освящён престол святого Николая, престол Илии пророка был освящён тремя годами позже. Центральная часть храма с престолом во имя Покрова Божией Матери была открыта в 1887 году. Последние строительные работы закончились в начале ХХ века, когда была достроена колокольня, поставлена ограда, а на месте старой деревянной церкви установлен часовенный столб святителя Николая. В 1950-х годах церковь была закрыта, но уже в 1960-м возвращена верующим. В настоящее время церковь полностью функционирует.- из wikipedia.org

ст4.jpg

Что интересно: весна, а никаких полевых работ. На полях сплошняком будылья прошлогодней пижмы и прочих сорняков. А ближе к Аксинькину вообще начались молодые посадки березы.Мы спорили: посадки или нет? По-моему, березы - это самосев, максимальный возраст- лет этак 10-15. А Штурман говорит, что по детству помнит: вдоль дороги хлебА стоят стеной...Но хотя и май, с майскими жуками как-то слабо. Редко какой пролетит.Собака сбила на лету жука, я хотела отнять - они мне с детства нравятся, а Воля не дала и его съела!!!
Деревня не сильно изменилась. Только основной проход сместился от пруда левее. В деревне колодцы и на окраине, и в центре. Не зря я героям своей сказки устроил здесь сцену у колодца. Странно: деревня на холме, так откуда вода в колодцах? Верховодка? Или колодцы такие глубокие?
            Основная дорога за последние годы ушла левее Колдина к бывшему скотокомплексу. А мы завернули в деревню, на свидание к моему детству. Ведь помню, дом стоял возле проулка, где в деревню входила местная ЛЭП. Оглядываемся. Большинство домов в запустении, если не в разрухе. И «наш» тоже стоит без подъездов… Правда, рядом свеженький коттеджик с припаркованными иномарками и вывеской «ул. Кулижная». Может, родня сюда перебралась?
            Я знаю: Сашина мама родом из Колдина. Мы шли по заросшей, совершенно запущенной улице и я представляла: молодая и красивая Риточка в туфельках, платье в цветочек и с косыночкой на шее торопливо хлопает этой калиткой, а на улице уже подружки и ребята ждут – а как же, ведь в Старой Ситне (под горой) или в Лермонтове (сейчас – это у психов) сегодня танцы… А Штурман даже не помнит точно, какой это был дом…
           А Колдино (или "Колодино" по старому), оказывается, тоже со времен Ивана IV известно. Это его хозяина Грозный на бочку с порохом посадил...

ст5.jpg
      
Нет, в гости в дом мы, конечно, не пошли, а повернули к скотокомплексу. Увы, это чудо сельского хозяйства сгинуло, наверное, лет 10 назад. Стойла разрушены, на части территории склад железобетонных изделий. Грустный цепной кобель-кавказ в маленьком загончике и свора дворовых шавок устроили концерт в честь нашей столичной барышни, но до прямых схваток дело не дошло, ну и славно.

ст6.jpg

Однако, начинает темнеть. Колбаситься через психдомские овраги в темноте не захотели и повернули по шоссе к Старой Ситне. А машин - прорва! Что ж им дома не сидится?!
Мы помнили, что в 2007 приходили к церкви Вознесения из леса. Значит, там должен быть мост через Каширку. Но где?! Ну, не догадался я АФС распечатать…
Глупости. От церкви надо перейти два моста: через Ситенку и Каширку.
Плюнули, перешли через Ситенку по мостику, и выбрались на Октябрьскую улицу в Старой Ситне (ту, что идет от кладбища). Не сказать, что весь этот путь мы не присели, но вот именно перед подъемом в горку к дачам, после моста через Каширку, устроили привал. Надо одеться и достать фонари, пока мы на ровном месте.
Мы обозревали застроенный дачами холм и понимали: а ведь повезло! Мы еще помним на месте дачных поселков поля, стога прошлогоднего сена… Вот, помню, курили, дураки, в стогу с Сергеевной и Чёрным, чуть не спалили всё…
             Никогда этот подъем не проходил легко, но сейчас явно заколодило. Дыхалка ни в какую, ноги начинают болеть с нижней трети бедра и до пятки. Да еще и машины дачников разлетались. Мы решили, что это жуки, и у них вечером активизация.
Подъем прокряхтели, и вышли ко второму маленькому поселку. Здесь и кончается проезжая дорога. Пришлось искать тропу вдоль самой ограды. Но уставшие от подъема ноги не слушаются, спотыкаются. В результате мы друг за другом влетаем правой ногой (инкубаторские!) в ямку, и чудом не брякаемся на тропе.
Никогда не любила этот подъем, но в этот раз все прошло достаточно просто. Шмотник легкий. В этом маршруте я была готова к ужасам нечеловечьим, а тут какая-то фиговая горка. Когда асфальт кончился, и гравий захрустел под ногами, мне почему-то помогла вдруг всплывшая в памяти цитата из Булгакова: «Подковы коней звучно давили камни и кремни»… Я начала думать о кАмнях и крЕмнях. Между прочим, надо четко различать граниты и гранаты, хотя это и трудно, как объясняла во времена оные наша трехлетняя дочь заведующему кафедрой динамической геологии МГУ, придерживая его за нижнюю пуговицу пиджака, чтоб не сбежал. А мои одногруппнички, поганцы, которым ребенка отдали под присмотр на полчаса, подглядывали за научной дискуссией из-за угла и буквально дохли от смеха… мда.
И очень забавляла Волька, с энтузиазмом осваивающая каждую бетонную дренажную трубу под дорогой. Впрочем, когда над ней проехала машина, Вольча вылетела из трубы, как ошпаренная, и в течение 10 минут была идеальной собакой.

Спустились к поилке. Вода льется, хотя и струйка тоненькая, и ручей выше совсем сухой. Набрали воды, двинули искать свою старую стоянку. Тропа с трудом угадывается среди бурелома и кустов. За последние 5 лет, да еще и при фонарях узнается плохо. Каким-то чудом находим местечко, похожее на то, где стояли в прошлый раз. Наська тычет пальцем в ствол: «Вот эта береза упала на Машку»… Ну, не знаю, мне казалось, что та была тоньше и ниже. Но она, действительно, гнилая. Поэтому свалить ее не сложно.
Я свалила! Толстую березу одной рукой! Чтоб она сама на нас не грохнулась…
Вот и сидушка будет у костра. Пока я ставлю палатку и вешаю костровой тросик, Наська приносит еще воды, и начинает готовить печенку с картошкой.
Пока набирала воду в поилке, наблюдала жизнь и быт огромного (точно, больше метра) ужа. Животное заползло в бетонный желоб, ему не нравилась я и мешал свет моего фонарика, но в темноте ужасс, шурша и скребухая по бетону, упорно продвигался к источнику воды. Интересно, зачем, вокруг полно мелких и глубоких луж. Было обидно: кто же знал, что за водой по ночи надо идти не только с котелками, но и с фотоаппаратом! А я говорил!

ст8.jpg

Все-таки здорово, что мы придумали готовить печенку с картошкой. И не туха, и готовится быстро. Можно, наконец, расслабиться, выпить за праздник.

ст10.jpg

10 мая. По старой памяти…

8-30 проснулся от странного крика. Вроде, человек кого-то зовет, но слов не разобрать.Может, и хорошо, что не разобрать. Сначала «бур-бур-бур», потом что-то матерное, потом громогласное, на весь лес, «Ко мне!!!» И голос приближается. Завошкалась собака, и чуть позже мы с ней выползли наружу. Увы - я тоже ВЫПОЛЗ. Левая нога вполне прилична, а вот правая – все еще болит. По просеке идет мужик и кричит, что-то типа «Ко мне»… Но собаки не видно, не слышно. Странно. Мужик ушел через овраг, наверное, к дачам.
Сварил кофейку, прогулялся в овраг. Овраг сухой совершенно. Видны следы чьей-то старой работы - наколотые кремни, да и только. Нога расходиться не собирается, на что я надеялся. Жаль. Выходит, Песочня в пролете. Чтоб не так обидно было, поснимал цветуечки.

ст40.jpg

ст19.jpg

ст18.jpg

ст39.jpg

                 Тут-то к нам и заявился четвероногий виновник утреннего переполоха. Что там они с Волькой обсуждали, не знаю, но юноша написал письмецо и свалил туда, откуда пришел утренний мужик. Как собачник собачнику я мужику, конечно, сочувствую - у самих псина сбегала, но догнать гончака я и при здоровых ногах мог вряд ли, да и тривиального ошейника с телефоном на псе не наблюдалось. Надеюсь, они встретились успешно.

ст20.jpg

Встала Соломина. Выпили кофейку, и она пошла искать… Успехи не бог весть что, но можно ставить галочку: мы искали.
Встала. Жарко. Оказывается, по ночи не почудилось: совершенно нет комаров (это в Ступино-то на 9 мая! Всегда от них деваться некуда было…). Зато клещи маршируют стадами и стройными колоннами и по нам, и по Волку, так что страшно становится. Штурман, коник без ноги, сидит у костра и бухтит на тему, что сегодня точно никуда не пойдем. Скучно. Пошла с собакой на разведку.

ст31.jpg

В нашем маленьком овражке на 9 мая ручья, как правило, уже не бывает, разве что в самые дождливые годы или после ну очень снежной зимы. Мода на добычу халцедонов в старовском овраге как-то резко закончилась лет 20 назад, старые шурфы и закопушки давно заплыли и заросли, но весенний ручей каждый год вымывает из глины мелкие сталактитики, агатики и симпатичные щетки, если не лень, можно пойти и собрать. Но этот фокус проходит только по текущей воде. Результатом раскопок в сухом, засыпанном песком и прошлогодними листьями, русле явилась гора проросших желудей, гнилых диких яблок и вполне живых и бодрых дождевых червяков устрашающего размера. Каким-то чудом откопала классическую халцедоновую «соплю» ростом с мизинчик и торжественно преподнесла Штурману. Интересно, зачем ему такое барахло, ведь в музее Горного института есть прекрасные образцы халцедона еще с тех, давних времен…




А вот то, что русло основного ручья, ведущего к поилке, тоже совершенно сухое, явилось неприятным сюрпризом. Когда-то летом сюда приезжали, ручей тёк во всей красе, а тут весна, а воды уже нет… Хреново, не хочется повторения пожаров 2010-го. Бродить по сухому руслу тоскливо, в овраге безветренно и душно, только змеи по камням и сухой траве шуршат подальше от нас: шшуххх…А какие змеи - не видно, вполне могут оказаться и гадюки.

Зато засняла-таки желанного ужа. Не такого огромного как ночью, но все ж.





Пока фотографировала ужа, выяснила интересную штуку: пока змея не шевелится, Волька ее не видит и не чует. Ужака ответственно работал фотомоделью, застыл и даже языком не шевелил, за время фотосессии собака три раза пронеслась по этим камням, чуть на голову ему не наступила…не заметила. Странно: Вольку в юности тяпнула гадюка, хорошо ей не было, неужели из этого случая собака ничего не вынесла?
Стало совсем знойно и томно, птицы в лесу замолчали, зато Воля начала трястись и метаться: похоже, идет гроза. Вернулись в лагерь.

Погода начала хмуриться, и мы завалились спать с чувством выполненного долга. Знаете, чем взрослые отличаются от детей? Для детей дневной сон - наказание, для больших - недоступная роскошь.
Проснулись опять от шума. Кто-то нас старательно прозванивал по мобильнику.
Только начала смотреть сон – орёт мобильник Штурмана. Владелец промычал что-то невежливое и скинул звонок. Хрен с ним, спа-ать…орёт. И опять орёт. Муж обреченно проснулся.
Оказывается, Мишка. Он в районе Кольцова пытался по памяти найти входы в катакомбы. Здорово звучит вопрос для человека, который находится в 100 км восточнее, а был там 8 лет назад.
Разговор напоминал анекдот: ну…и ты где?… ни фига себе, а я здесь! А, ну да, как найти? Знаешь, там мужик в пальте, и дерево растёт… ну, и как я тебе это объясню?!
На всякий случай включил ГПС-ник: о, чудо! С тех пор в нем сохранились координаты, но дальних входов. Тех, что 6 километрами выше по течению. Отправил ему СМС-ку с координатами. Удовлетворённо промурлыкал: «Уж послал, так послал»…вот только сон перебило.
Обсудили эту новость и вылезли из палатки. Намечавшийся дождь прошел стороной, по лесу опять орут птицы. Весна. Надо, пожалуй, устроить традиционное весеннее блюдо на ужин: крапивный суп (нет тут в лесу щавеля!). Сходили к поилке, надергали молодых побегов крапивы. Нога чуть успокоилась после отлежки, по ровному более-менее переступает, вниз прошли без проблем, вверх с некоторыми матерными комментариями, но это ерунда. Учитывая, что завтра выброска, а на ногу мою надежда плохая, устраиваем расточительство: на нас двоих полный трехлитровый котелок супа
(ах, какого!), с обеими прихваченными банками тухи.










Около полуночи предприняли повторную фотоохоту на ужа в поилке, но безрезультатно. Свидание с исключительным экземпляром не состоялось.

11 мая. О сколько нам открытий чудных…

Новое утро и новое разочарование: нога не прошла. Но, хочешь-не хочешь, надо выбрасываться.Собаке отданы все остатки супа, и мы начинаем собираться.Это был последний выезд старой штормовки. Покупали мы ее в г. Апатиты в 1991 году, на финише нашего свадебного путешествия. И вот здесь она останется. Привязался к ней, не хочу тащить на помойку.



Блаженствующая после супа Волька подставила живот, и мы не преминули лишний раз поискать клещей. Друг с друга мы их за эту поездку снимали регулярно, хорошо, что просто ползающих. На собаке тоже было все нормально, пока Наська не порылась в «штанах». На собачьем бедре висел огромный нажравшийся клещ, успевший уже и обгадиться здесь. Вывернули из собаки, а он дохлый. Не иначе, когда дома обрабатывали, «Барсиком» отравился. Замазали зеленкой рану, поживем-увидим…Остатки хлеба поленились тащить домой и выдали Вольке, она их ответственно закопала. Приезжайте на старую стоянку через годик, увидите экзотическое в наших широтах хлебное дерево!
Марш до остановки получился вполне предсказуемый. С одной стороны, вся просека завалена буреломом, приходится обходить (перелазить с больной ногой - не фонтан); с другой – высохли даже самые стойкие, никогда не пересыхающие лужи и ручьи. Точно помню, уходить направо с просеки надо на границе еловых посадок. Но не дождались их, свернули раньше. По остаткам просеки дошли до оврага. Хорошо, что сухо! Поскольку, самые неприятные нагрузки для ноги боковые, начал переходить овраг прям поперек, а Наська двинулась по краю к его устью. Собака подумала и, из женской солидарности, присоединилась к ней. Мне было интересно: за кем пойдет Вольчиха. Обожаемый папа по оврагу сквозь бурелом корячится, я по верху брожу, обхожу мелкие овражки. Когда-то на Кавказе собака решала вопрос кардинально: сновала между нами, как челнок. Нет, в этот раз псина решила присмотреть за мной: папа сильный, сам разберется.
Перешел тяжело, но безболезненно. Очень скоро вышел на нужную тропу. Крикнул: ага, они находятся ниже по оврагу , и пошел догонять. Тропа вывела к ограде какого-то тутошнего строения. Подождал. Орать вроде неудобно, позвонил. «Мы уже на дороге, догоняй»… Обогнали. Выбрался на асфальт – точно, вон они вдалеке виднеются.      Сходили в магазин. Что-то пива хотелось и шоколада…



Автобус пустой. Забазировались на задние сидения, пёсу под ноги уложили. Кондуктор подходит: «Куда?» - «До переезда»- отвечаю. У нее оторопь… «До самолета»- уточняет Наська, и на нас смотрят, как на папуасов. «Главное, говорю, чтоб поближе к станции». Барышня впадает в задумчивость. «Давайте до эталона… или до торгового центра». Пусть так, соглашаемся мы. Поехали. Причину такой реакции обнаружили у переезда. Там появилась остановка «Италон». А всё пространство занято строительством. Судя по виду - строится очень серьёзная авторазвязка. На месте прежнего самолета стоит Макдональдс. Не-а, дальше. Из прежних ориентиров только пушка на постаменте. А дальше в сторону города видны новые навороченные жилые дома. Видно, и Ступинскому заводу настал кирдык.
Вот так живёшь, помнишь, что у переезда самолёт красивый на постаменте, людям привязки на него даёшь, а приезжаешь через какие-то 3 года, а самолёт-то и спёрли…
Взяли билет, переползли через мост на платформу. Ждем, когда же дождь. Наська уже вспоминает: она НИ РАЗУ не уезжала отсюда без дождя. Но здесь только тучки, авось успеем. О, успели!
Опять пустая электричка. Едем… Контролерша молоденькая: «Ваш билет… А на собаку?.. А почему собака без намордника?..» Хорошо, будет вам
намордник!



Я думала, Штурман «замылит» этот момент. Нет, смотрю, завозился, нашёл намордник и прицепил его на шею собаки, как слюнявчик. Хотели собаку с намордником – получите!
Так мы и поехали домой…

Подводя итоги

Что вышло из нашего путешествия? Да почти ничего. Моя нога «обломала» перспективы дальнего перехода. Ошметки кремней, обломки халцедона - скудно. Но была весна с молодой травой и цветами, орущими птицами, и даже без комаров. Да, были клещи, но мне они меньше мешали, чем те летучие кровососы. Сухая весна и малоснежная зима – условия, не подходящие для наших поисков камней, а строительство дач – для дальних здешних прогулок. Так что до следующей весны «Ступино» для нас закрыто. А там посмотрим.
Загрузил треки из гармина в комп и поразился: мы прыгали как весенние зайцы! Не зря он так часто пищал, типа «а я опять потерялся». Вот и верь новым технологиям!
PS. Наська второй выезд ходит в новой новотуровской разгрузке. На ней надпись: «Fishermen», но ворот все время загибается, и видно, что моя спутница - это маленький американский танк Шерман. А я догадывался, догадывался…



Шерман - знаменитый генерал – «янки» времён Гражданской войны в Америке. В честь него назван танк. Чес. слово, я тут ни при чём…
Спасибо!
Полная версия файла с иллюстрациями: https://drive.google.com/open?id=0B768VPLs6vePTmQ4Z2pfcDR3SGs&authuser=0

Дорогие захребетники

Обойти эту самую заметную часть экипировки, конечно, невозможно. Правда, из-за своей тряпичности, они редко живут долго, а меняются быстро, поэтому картинок, видимо будет немного.
Доисторическое время.
Первый рюкзак мне купили в начале школы. Кажется, это был первый класс. Дерматиновый клетчатый рюкзачок купили на первом этаже Детского Мира вместе с новыми лыжами и жесткими креплениями. И рюк, и лыжи прожили со мной довольно долго, хотя и чинились не раз, но вполне оправдывали свое наличие. С рюкзаком мы успели даже пару раз прокатиться в однодневные геологические походы. Сменивший его брезентовый «Артек» (кажется) был сущим недоразумением. Тонкий материал, полукольца на лямках два мелких кармашка на ломких ремешках - классическая «альпийская» схема, доведенная до маразма.
С колобками по свету.
В 1980 году начались наши более-менее самостоятельные походы. Пару первых я проходил с «Пионером»- уплощенным рюкзаком, с двумя ремешками на клапане и одним карманом с такой же парой ремешков. Т.е. при желании, можно застегнуть клапан рюкзака на пряжки кармана, чтобы уменьшить высоту и объем поклажи. Главное достоинство этого изделия был кондовый брезент. Именно поэтому он дожил до нового века, хотя уже и в качестве упаковки для корзины под грибы.
Однако такого объема не хватало, и возник вопрос, что надо бы «чувал» (хотя само слово пришло позже, когда народ стал общаться с другими группами) больше. Дома к этому моменту был более крупный рюкзак «Памирский» со средней шнуровкой и двумя затяжными карманами. Теперь, много лет спустя, я начинаю догадываться, чем он мне так приглянулся, а тогда это чудо из спортторга просто не давало покоя. Он и стал основным моим наездником.
Лето 1982. Наличие шнуровки настоятельно требовало использовать ее для увеличения жесткости конструкции - затягивать сложенный рюкзак. Но первая же попытка затянуть рюкзак шнуром привели к отрыву люверса на затяжке. Жалко… Чего ж сделать? Пришлось нашить петли из шнура, дублируя и уплотняя линию люверсов. В таком виде рюкзак даже удалось затянуть, но уже на первых километрах марша, груз сполз вниз, и образовался «курдюк». На первой же стоянке изменил шнуровку, закрепив ее узелками. В результате объем оказался зафиксирован и почти не изменялся. Широкий клапан рюкзака с прочными вертикальными ремнями позволял складывать под него дополнительные вещи типа телогрейки или свернутой палатки. Очень хотелось разместить под ним и всякую мелочь, и с помощью матушки на внутренней стороне клапана был создан карман из старой джинсовки. Он занимал всю площадь клапана, и положить в него можно было изрядно.
Тем летом мы вдвоем приехали в Ступино. Несмотря на дождь, мы довольно удачно поставились и двое суток шарились по окрестностям. За это время перепугали 3 отряда пионеров, изображающих спортивное ориентирование; сами слегка перепугались, когда на нас вышел лось; прочесали окрестные ручьи на предмет красивых кремней и халцедонов. Улов оказался довольно скромным. Упаковывать образцы в глубину рюкзака не стали, надеялись на следующую удачу, но опять начал накрапывать дождик, и мы решили быстро сбежать. Чтоб уж совсем не было обидно, я прихватил пару наиболее симпатичных кусков каждый сантиметров по 20-25. Место для них нашлось в том самом джинсовом кармане на клапане. Такое размещение очень хорошо распределило дополнительную массу на плечи, и даже истертые накладки на плечевых ремнях вполне прилично позволили нести рюкзак по всей этой пересеченке. Дошли до автобуса, погрузились в электричку. Мест в салоне не оказалось, и мы остались в тамбуре. Ну и хорошо: спокойно доедим кильку в томате. А то как-то неудобно банку топором вскрывать на глазах людей. Доели рыбку, допили прихваченный чай, стоим, беседуем. Прибегают молодые девчата: «А можно мы на рюкзаки ваши сядем?» Да на здоровье, и барышня плюхается на мои образцы в клапане рюкзака. Если кто не знает, кремень при колке дает довольно острые углы, они то и встретили мягкие части тела нашей спутницы. Вот это был визг!
Станочная эпоха: «Только честным трудом можно попасть в семью горбатых»
В 1982-83 гг многие из моих друзей начали заниматься спелеологией. И, поскольку им приходилось затаскивать снаряжение в узкие «шклевотины», главным транспортным элементом таких экспедиций стал «транспортный мешок». Он же «транс», он же «сепулька» (последнее название найдено позже в книге В.Мальцева «Пещера мечты. Пещера судьбы», и в нашей среде не использовалось). Для переноски снаряжения при заброске на паршрут использовались рамы, похожие на охотничьи «поняги». Да и без трансов, такая спинка давала возможность УДОБНО носить рюкзак со значительным весом. Кто-то покупал станковые рюкзаки типа Ермак, Турист, более редкие Сенеж или польский рюкзак, чьего названия я так и не узнал. Все они стоили целое состояние – больше 25 рублей. Поэтому очень многие в меру своей финансовой и технологической смекалки пытались создать их аналоги в кустарных условиях. Пределом мечтаний был станок, сваренный из титановых трубок. Увы, добыть или заказать такое чудо могли очень немногие. Ну не варить же его из арматуры! Поэтому, самым распространенным материалом стали дюралевые трубы от каркаса раскладушки. Благо, до эпохи поголовного сбора цвет-мета было еще далеко, и на помойках такое добро встречалось регулярно.
stupino-may 1984
Хотя серьезной спелеологией я так и не занялся, в 1983 году решил сделать себе такое чудо. Ценой 3 сломанных полотен ножовки (не удобно пилить на балконе без возможности закрепить трубу) и целого дня потраченного времени, удалось получить из рамы все исходные материалы: 2 стойки-дуги, 2 полуполки, 2 поперечены, 2 отпора, и кучку железных укосин которыми все это добро крепилось между собой. Еще день ушел на сборку и «облагораживание» ПХВ-шной изоляцией этого произведения. С учетом, что соединения были на болтах М6 (в соседних школах меняли парты), а лямки представляли собой 5 сантиметровый капроновый ремень-чулок (с авиационной свалки), на таком сооружении можно было таскать килограммов 100, не опасаясь, что оно развалится. Емкостью для вещей послужил все тот же рюкзак «Памирский». Что ж, в путь!
8 марта 1984 года. Мои новые приятели по геологическому факультету решили отметить начало сезона вольным выездом. Из-за учебных дел я задержался, мы втроем со старыми подругами пошли догонять основную группу в Парамоновский овраг. Места те я себе еще не представлял. На нас троих была и палатка - польская «Варта», кажется 4-х местная. Хотя хозяйкой ее была одна из моих спутниц, как джентльмен я повесил этот тюк (по словам хозяйки 6 кг) на раму выше рюкзака. За счет станка нести, казалось бы, не стало труднее… пока дорога не оказалась покрыта льдом, раскатанным колесами автомобилей. Вот здесь я почувствовал прелесть высокого центра тяжести груза. Разъезжающиеся ноги в старых тур-ботинках приходилось переставлять исключительно аккуратно, а спину с рюкзаком держать очень прямо. Как мы дотопали до Парамонова, уже не помню, но мы оказались там. Нашей следующей задачкой стало перейти речку Волгушу. Из-за течения лед уже почти сошел, но вдоль разрушенной саночной трассы шел маленький деревянный мостик. И этого бы достаточно, но между мостиком и берегом зияет щель. Вроде и не широкая, но не перешагнешь, надо прыгать. Решено, переложил фонарь в левую руку и прыгнул. Удачно, хотя настил мостика и покрыт льдом, я успел схватиться за поручень, и устоял на ногах. Полдела сделано. Еще бы сойти аккуратно. И зазор не больше, вот только схватиться там будет не за что. Прыгаю, приземляюсь и получаю подзатыльник от догнавшей меня палатки. Спотыкаюсь и зарываюсь в снег руками, головой и рамой рюкзака. Глубина снега по локоть – не отфыркаться, не вздохнуть. А рама уперлась впереди и даже падать не хочет. А я на дороге еще и подпоясался, чтоб рюкзак не болтало. Короче: минут пять гимнастических упражнений потребовалось только чтоб упасть набок и развязать поясник. Тут и барышни мои подтянулись. Вылезаю из сугроба, роюсь в снегу. Ну конечно, фонарь не работает - сгорела лампочка. Места эти я не знаю, и нам приходится ломиться в темноте без дороги на довольно крутой борт долины по снегу почти до пояса. Через полчаса находим ровную площадку, и решаем остаться тут. И здесь, метрах в 200 от нас, слышен треск падающего дерева и стук топора. Оказывается, мы чуть-чуть не дошли до заветного лагеря.
1 мая 1984г. Про эту поездку я уже писал, она была во многом шедевральна. Итак, сразу после занятий в Университете я поехал в район города Верея. Электричка до Тучкова, потом автобус до Вереи. И вот, в начинающихся сумерках я выхожу на площадь. Где могут быть мои коллеги? Вероятно в лесу. Подхожу к бабушкам на лавочке: «Ой, милок, да тут кругом лес!» Весело. Иду, куда глаза глядят. Темнеет. Ладно, встанем, где придется. Только бы воды набрать. Где вода? Правильно, внизу. Начинаю спуск. Сначала было ровно, потом пошли колдобины, а там и под ногами какие-то препятствия. Включаю фонарь. Ба, да это я на кладбище зашел! Приходится лавировать между холмиков и тут меня ловят за рюкзак. Нет, я не суеверный, но перепугался. Начинаю оглядываться и понимаю: сук большого дерева (кажется, дуб) попал под дугу станка, и рюкзак на нем повис. Успокоил дыхание, слез с сучка и пошел спускаться вниз к Протве за водой и новыми приключениями.
Июль 1984г. С той же детской группой, что и на Протве, мы едем «на севера». Карелия, потом Хибины. Ах, какие места! А образцы! Отстегнул от станка маленький рюкзак «Артек», и мы пошли за перевал. Астрофиллитовый ручей оправдал свое название: образцов куча. Однако, пора возвращаться. Забрасываю рюкзак на спину и слышу грустное «Тр-р-рык!». Одна лямка вырвана с мясом. Дальше спускаюсь очень аккуратно, но поскальзываюсь на нижней осыпи, и отрывается вторая лямка рюкзака. Оставшуюся дорогу до базы несу его в объятиях. А на утро даже дышать мог едва-едва: застудил ребра.
Сделано еще несколько маршрутов по Хибинам. Образцы отсортированы и упакованы в пострадавший «Артек». Пора возвращаться в Москву, у нас еще должна быть геодезическая практика. Вхожу в свой плацкартный вагон. Мое место боковое. Из-за низкой платформы залезать пришлось с трудом. Вдвинул рюкзак до стенки, перевожу дух: вот поедем, тогда и рюкзак наверх заброшу. Мимо носится толстенький мужичок. У него куча сумок и станок рядом с проходом явно мешает. Видимо, глядя на мою красную и потную физиомордию, он даже не ругается, а предлагает, мол, давай я твой рюкзак заброшу. Да, конечно, если не сложно… Мужик хватается за раму, пытается поднять сооружение, тоже краснеет, и отходит, приговаривая: «Да, ладно, пусть стоит»… Еще через пару минут поезд трогается, а я вспоминаю, как надо дышать, и забрасываю по отдельности основной станок а потом маленький, но забитый камнями «Артек».
Хорошего, но не до слез!
Январь 1985г. Избыток прочности и веса моего самодельного станка и его убогий «дизайн» требовали замены. Вот тут-то на работе у отца началось всеобщее рюкзакостроение. В результате у меня появился очень симпатичненький вареный станочек из трубки миллиметров 12-15. Пройдя несколько подмосковных маршрутов, я с ним поехал на Кольский полуостров. Ловозерский и Хибинский маршруты пройдены, следующий наш объект - Ковдорское месторождение. Пересаживаемся в Кандалакше на местный поезд. Я хватаю свое чудо за раму и она складывается. То ли -30°С ее сделали хрупкой, то ли изначально трубки оказались тонки - не ясно, но факт - домой я вернулся без станка. Хорошо, что от «Памирского» лямки не спорол, когда на раму пристегивал.
«Словно крылья, реют грабли на спине»…
К этому моменту раскладушечный станок уже давно ушел на помойку, а к удобству прямохождения я привык. Около полугода я пытался приучиться к бескаркасникам - тщетно. И поэтому, при первой возможности я пошел покупать новый станковый рюкзак. Выбор в то время был не велик: Ермак, Турист, и Сенеж. Теоретически, продавался еще какой-то импортный станковый рюкзак с полкой, но найти его по магазинам так и не удалось. Самая толстая рама да к тому же не сварная, а на винтах была у Сенежа, вот на нем я и остановил выбор.
Уже при первом знакомстве стали понятны больные места этой конструкции: кармашки, надеваемые на верхние «рога» рамы. Они порвались буквально через пару месяцев, и всё время нашего сосуществования, мне приходилось их латать. Вторая странная деталь - кольцо для крепления лямок внизу. По всей видимости, его конструкцию «упростили» для удешевления и смысл в нем пропал. При первой же боковой нагрузка кольцо разгибалось и выскакивало. Ну да это ерунда, т.к. самих ремешков вполне хватило закрепиться за раму. Кроме того, из емкости было выпорото внутреннее дно, а сверху нашит тубус и еще один фронтальный карман, что заметно увеличило полезный объем. Ходить стало совсем замечательно, когда был приспособлен поясной ремень. Правда, однажды из-за того, что карабин поясника провалился в щель скамейки, я чуть не опоздал на электричку, и мне пришлось обрезать стропу ножом из-за голенища. А с появлением «пены» на бока рюкзака добавились ремешки от армейского сидора. А когда потребовался рюкзак для жены, мы завели второго Сенежа, на этот раз желтого.
Лето 1992г. Жена месяц как укатила на практику в центральный Казахстан. Я только перешел работать в геологический музей. Сижу в подсобке. Стук в дверь, на пороге моё негативное (выгоревшие волосы и обгоревшее чуть не до черноты лицо) Солнышко. Обнимашки, целовашки, а рюкзак то где? «Да я его на входе бросила!» Упрут же! «Не, такой не упрут!» Спускаюсь на вход, и, правда, стоит рыжий у столбика. Пытаюсь надеть его на себя, и понимаю – тяжело килограмм 30, наверное. А жена делится воспоминаниями: «Мне мужик предложил помочь рюкзак надеть. Приподнял, глаза выпучил, и спрашивает, мол, что у вас там, камни? А я честно киваю - ага, они самые». Сенежи проходили с нами где то до середины 90-х.
ЗЫ: после долгого перерыва уже в 21 веке завел себе такого же "зверька"
IMG_9380.JPG
Эпоха Зеленых Бегемотов
При всей удобности Сенежа, его объема постоянно не хватало. Внешняя навеска помогала, но не достаточно. Да и роль рамы на себя взял пенковый коврик. А тем временем по стране широким фронтом пошло предпринимательство. На рынке появилось великое множество самых разных рюкзаков. Первый серийный анатомик, кажется, Алтай. При объеме в 100 л загрузить его можно было до ужасающего веса. Но, как человеку барахольному, наличие только одного вертикального кармана мне не нравилось. Периодически я бегал с драным Сенежем, перевешенным на титановый станок, но что он уже отжил свое, было понятно. И здесь мои друзья подарили мне Бегемота.

Мы так прозвали этот новотуровский рюкзак, за лейбл фирмы. С учетом того, что он был того же изумрудно-зеленого цвета и имел такие же фронтальные карманы, смотрелся рюкзак близкой родней любимого Сенежа. Чуть позже и жене подкупили анатомик зелено-камуфляжной расцветки фирмы Синез. Рюкзаки дома стояли не разобранные у стенки в нашей комнате где часто играла наша дочь. В результате чего, разбирая рюкзак на Хибинах обнаружили на дне дочкину игрушку - плюшевую мышь.
Сложно сказать, когда мы с ними расстались, должно быть году к 2003-2005. Но про нынешние (на этот раз синие) Каприкорн и Ред-фокс, почему-то ничего не сочиняется. Интересно, это мы изменились, или рюкзаки?

Байки из рюкзака-2

«Майнай по малу!..»

"Майна"- навеска для спуско-подъемных работ.

Костровая навеска, строго говоря, не является такой уж обязательной частью снаряжения. В любой книге по туризму есть 4-5 вариантов навески котелков над костром, от классических рогулек до траншей и очагов. В детских походах меня, естественно, эта забота не касалось, взрослые делали, а вот в самостоятельных походах пришлось задуматься. Рогатины при забивании раскалываются, грунт как правило каменистый, в темноте (а это часто случается), для 2-3 канов требуется серьезное палено, да и то норовит перегореть.

Первым приспособлением были штампованные скобы, похожие на монтерские «когти». Их можно было повесить на обычный кол и даже регулировать высоту подвески. Но вопрос вбивания они не решали, и поэтому не прижились.

«Осень по лесу шатается»…

Теоретические предпосылки нашей системы навески были заложены в 70-х годах. Наше пионерское звено (поди, народ уж и не знает что это такое…) занималось сбором макулатуры, т.е. слонялось по окрестным домам и канючило: «У вас нету макулатуры?..» Обычно нам отдавали старые газеты: практически все что-то да выписывали. Реже попадались журналы. Так мне в руки попали штук пять номеров журнала «Турист» 50-х годов. Там предлагалось для лыжных походов завести костровой тросик и цепочки. Вариант их «оформления», хранения, использования был не идеален, но идея заполнилась.

Осень 1982. Октябрь выдался довольно теплым. И мы десятиклассники решили прокатиться в Калистово (Ярославская ж.д.). Наш приятель, пристрастившийся к слетам Клубов Самодеятельной Песни (далее «КСП»), выдал информацию, что на это платформе будет проходить очередной. Собрались, поехали. Пошли через длинное поле. Рек-ручьев не видно. Придется бегать в поселок. Ну да не в первой. На опушке, где встали, и с дровами плоховато: только хреновый березняк. Чего уж там говорить про колья-перекладины. И вот «я достаю из широких штанин», не, не угадали, собачью цепь-поводок. Длинна около 2 метров, но это не важно: на ширину костра хватает, остальное веревкой нарастим. Сказано-сделано. Правда, бралась цепка на один котелок- регулировать высоту кана над огнем, а здесь на ней без промежуточных крючков висят каны 5 и 7 литров. При этом макароны уже варятся и грозят вылезти наружу, а чай все никак не закипит. Но перевешивать то лень, поэтому «кашевар» начинает раскачивать навеску, в результате часть макарон разлетается по болельщикам (еще год с анорака отковыривали присохшие макароны). Поели, пошли по окрестностям. На соседней полянке «гудит» народ. Даже стенгазета на дереве висит- «70 лет». Это все приехали поздравить невысокого щуплого старичка Сеню, Семена. Нашему появлению никто не удивился: «приходишь - привет». И вот мы уже выпиваем с хозяевами, поем песни, слушаем байки. К вечеру старший народ собрался уезжать, а мы остались на ночь. Наши посиделки за давностью лет позабылись. Утром выяснилось, что моя цепь состоит из невареных звеньев, и вчерашняя акробатическая кулинария чудом ее не разорвала. Идея опять была отложена до лучших времен, но с тех пор все свои дни рождения я тоже отмечаю на выезде. А совсем недавно, выискивая слова редкой песни «Осень по лесу шатается», наткнулся на фотографию автора: Семен Флейшман - д.т.н., преподаватель географического факультета МГУ, специалист по селевым потокам. Поэт и ученый, турист, душа компании…

«Доброе дело браком не назовут».

Вскоре после поступления в МГУ, на строительной свалке в районе ГАИШ-а мне попался тросик 3-4 мм толщины. С помощью двух отрезков железной трубки удалось обеспечить надежную фиксацию цепочек на тросе. И все бы замечательно, но устройство оказалось тяжеловато.

В 1987 году в хозяйственном магазине докупил «трос декоративный». Наши маленькие котелки замечательно навешивались на него короткими крючками. Однако, огонь «прихватил» жилы и они стали ломкими. Осенью 1988 у нас отмечалась свадьба туристской пары. Естественно, вторая неофициальная часть проходила в лесу. За две недели до мероприятия мы приехали на место, чтоб убедиться, что все удобно и доступно. Нормальный лес, небольшой ручей - все замечательно. Но приходит день свадьбы, и мы видим, что ручей почти пересох. Чтобы налить канн, приходится цедить кружкой. Ну, ничего, есть шампанское и водка! Видимо, от такого «промывания мозгов» одна из наших новых барышень хватается за тросик, тот рвется, и на ноги бедолаге выливается закипающая вода. При этом барышня очень элегантная и приехала в лес в узких джинсах. Ни снять джинсы, ни охладить ожог водой мы не можем. А тем временем капроновые колготки припекаются к коже. Понятно, шума было много. Муж (или жених, не помню) кое- как увел ее в палатку, где сумел ее освободить от мокрых горячих штанов. На память о той свадьбе у меня на часах осталась зарубка на стекле (зато рука цела!) и бутылка водки «Андроповки» до сих пор закопанная на той поляне.

Пирамиды

Еще одна схема навески - пирамида - хороша тем, что ее колья не надо вбивать в грунт. Но есть и минус: много котлов одновременно не повесишь. Поэтому у нас она применялась редко. Один раз я увидел такое сооружение на выезде соседней группы. Там на капроновой веревке был привязан ДЛИННЫЙ деревянный крючок, защищавший веревку от перегорания. Подумав, я надолго отказался от троса, заменив его капроновой (?) веревкой, с прицепленными цепочками. Лишь недавно, желая сделать более низкую навеску, прикупил новый трос, вместо утерянного старого. Но речь не о том.

90-е годы, северная Карелия. Мы впервые приехали на наше озеро с байдаркой. Поскольку основной лагерь находился на острове, нас мигом определили в паромщики. И вот перевезя очередную группу на материк, я переправляюсь обратно на остров и пытаюсь вылезти на берег. Мне столько раз говорили, что «Салют» перевернуть нельзя… Я смог. При моем умении плавать, чудо, что меня вытащили. Очнулся я, лежа в костюме Адама у костра. На перекладине фиксирующей пирамиду висит сохнет моя жилетка. Первая мысль - «жив», вторая - «а они патроны из карманов жилетки достали?!» Оказалось, не достали. Зато, какие перлы словесные звучали!
зы: во чего появилось: http://www.splav.ru/goodsdetail.aspx?gid=20160601111506997157