Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Ладога-2019. часть 2

16.08.19,  пятница. Залив Теппананлахти
8-00 поднялись, 12-00 вышли на маршрут. Но тут-то нас и прижало волной. Вообще то,  прибойчик на восточном мысу был виден и из лагеря, но была надежда, что прорвемся – ан фиг.
Выбросились в залив Рятниеккалахти, где вчера гуляли с Волькой. Сидим, пьем чай. Т. 224
N61 35.953 E31 10.115  Обр. сланец со ставролитом, галька
Попробовал сделать лепешки. Съедобно, но надо тренироваться. Главная проблема - сколько сыпать соды-уксуса.
Со скуки сделали ставки: уйдем - не уйдем до 19 часов? Мы победили – зависли, ставимся здесь. К 20-00 вроде, слегка утихло. Кррасотиша!
Приходила семья «рыбаков» из Импилахти (мама-папа-дочь-собака). Зацепились языками, дошло даже до гитары. Репертуар у нас, конечно, разный, но приятно разнообразие.
Мышь: Встали рано, собрались. Погрузились. Двинулись… Ящерицу не звали, но вчера я видела такую же на слипах, да и нашего «зайца» в байдарке не было: сбежал, думаю. Путевка у бедолаги «горела» - вот и пришлось мчаться на чем нашлось, в багажном отделении.
Хорошо двинулись, дружно.
Но недалеко.
Если Арбуз с его надувными бортами скакал по волнам, как горный козел по родной круче, то Аврора Моисеевна так и норовит зарыться в волну породистым носом, отчего волны захлестывают до самой границы «фартука». Хитрые волны быстро сообразили, как воспользоваться моей непривычкой к таким условиям, и меня несколько раз окатило с головой…
Впрочем, жалеть об этом я и не думала, а даже если бы…
Когда взглянула, что творится в байдарке у мамы с Мишей Васиным – все равно бы поняла, что мы еще дешево отделались. Вот у них-то и было хрестоматийное «в лодке воды – по щиколотку». Да и Семкины не убереглись…
На новом (новом ли? Вчера сюда пешком за полчаса дошли!) месте разгружались, переступая то через мертвую змею, то через различные артефакты, означавшие недавнее пребывание на этой стоянке детей. Чаще всего это были пестро изрисованные мелом либо столь же пестро и хаотично заляпанные пластилином камни с берега, валяющиеся тут и там.
До последнего не знали, остаемся мы здесь или только волну переждем – и вперед!..
…но в 7 вечера поняли, что ждать придется до завтра.
Вздохнули, но тут же строго решили: полностью вещи не выгружать, достать только самое необходимое на один вечер. Завтра стартуем с максимальной скоростью.
В этой связи герму покинули (ну, кроме палатки) только спальник, пенка, штормовка, россыпь контейнеров (аптечка-необходим-телефон) и самый мягкий пакет – для изголовья.
Убедившись, что кулинарные эксперименты (лепешки по-походному, поджаренные на сковороде) надежно приковали компанию к костру, на скорую руку искупалась и переоделась. М-да, штаны вышли из разряда «приличных». Хорошо, что есть запасные.
Уже вечером проходили мимо местные жители. Вроде бы рыбачить, но… Хотела бы я знать, кого они хотели поймать, включив музыку на весь залив? До нас успела донестись «охота на волков» Высоцкого, «Улетай на крыльях ветра» группы «Калевала» и еще что-то из популярных. В первый раз прошли себе мимо, хотя пришедшая с ними собака – крупный гладкошерстный кобель по кличке Барс – немного поносилась с Волькой.
А вот во второй раз пришли уже семьей и разговорились.
- А вы кто? – Туристы мы. – А зачем в наши края? – Да так, отдыхать понаехали. – Может, у вас и гитара есть? – А то! Вон, под деревом. Достать?
Ситуация в стиле «Рояль в кустах» перешла в долгие и вполне задушевные посиделки с гитарой, передаваемой из рук в руки.
Впервые услышала песню группы «Пикник» на гитаре…
Недоволен был только юный Барс. Подвижную юную собаку прификсировали поводком во избежание конфликтов с нашей веселой парой: Волька начинает на него рычать (видимо, строит), а Дэйм с перепугу притих и за хозяев спрятался. С младшей хозяйкой пытались его развлекать, в процессе чего разыгравшийся зверь изжевал весь правый рукав моей штормовки и начал чувствительно прихватывать зубами руку.
«Рыбак» грустно рассказал (и показал фотографию на смартфоне), что когда-то поставил здесь плоский камень с рисунком якоря и надписью «Вечная Ладога». Камень был подозрительно знаком, и мы поспешили освободить один из самодельных «столиков»: плоскую серую плиту толщиной с могильную, стоящую на четырех мелких валунах.
Даже в наступающей темноте на ней был виден отчетливый рисунок якоря.
17.08.19,  суббота. Залив Рятниеккалахти
Подъем 7-30. Не стали готовить еду, дожевали вчерашнюю картошку с чаем и ага…
10-30 уже вышли - рекордная рань! Красота! Байду ведет налево, видимо, что-то с грузом криво.
В проливе Ристисалми (фин.- крестовый пролив, у нас - ТРУБА) стало обидно, что никто не снимает. Остановились достать камеру, тут-то Волька и слиняла. 10 минут загонной охоты…
Под водой видны остатки затопленного корабля.
Пошли к северу острова Пеллотсари. Ася прет чуть не по середине пролива. Мы прижались к левому берегу - волна не то чтоб большая, но выматывает.
14-00. За левым поворотом острова обнаружили пляж и пристань. Вылезли размяться, пожевать. В тени деревьев прохладно. Надо идти дальше.
Возле пристани видны какие-то беседки, информационные щиты и вывеска «Внуки Робинзона»- ну-ну… Т. 61°38'36"N   31°2'38"E

Вспомнили, что сегодня суббота, значит, большинство стоянок будет занято. Грустненько.  Так и есть - зашли в пролив перед  Карпансари - моторки, музыка, стрельба… Проверили несколько  возможных стоянок- то нет дров, то места под палатки… И жрать охота.
Очень надеялись на бухточку под ЮЗ мысом на Карпансари - песчаный мелкий заливчик с лесом, но
единственная стоянка занята. Наверное,  с горя Васин решил утопиться и сел мимо Аси. НО ТУТ ЖЕ МЕЛКО!!!
СЗ мыса довольно большой пляж в устье речки. В южной части стоит семья, мы выбросились северо-западней почти у устья. Стоянка долгоиграющая - стол, мангал. Довольно чисто, правда, с дровами фигово. 61°38′55.5″N 30°58′21.4″ E
Подняли флаги, еще б израильский для цветовой гаммы… Мишка говорит, что у них в магазине и такое может быть.
Мышь: Бр-р-р! Ночью похолодало, и хорошо бы я выспалась, если бы пакет, взятый мной на роль подушки, не был бы по совместительству хранилищем теплых вещей!
А так ничего: оделась – и спи себе дальше. Что я и сделала.
А утром – сборы, мысленные обещания для бедного тента «посушить на следующей стоянке», снова отплытие…
Сегодня мы оторвались наконец-то от материка – спасибо Ладоге.
Но если в байдарки садились европеоидные люди, слегка помятые и чуток непроспатые – то встать из байд смогли вполне сложившиеся кандидаты на роль если не краснокожих в целом, то красноносых – однозначно. День был теплым, солнечным и насыщенным, вопреки заверениям синайских оптиков о холодах и дождях. Напугали мне бабушку… С другой стороны, ее кругозор поневоле расширяется, когда по окончании прогноза погоды на другом конце связи бодро доносится: «Не знаю, что там по телевизору говорят, а вот мы за сегодня ощутимо обгорели на солнце…»
За первые полтора часа мы отмахали все расстояние, которое хотели пройти за минувшие дни. Неожиданно оказалось, что на борту Авроры Моисеевны переднему гребцу удобнее всего грести в «позе отдыхающего»: коленями упереться в один край «очка», а всем телом откинуться назад и облокотиться спиной о другой его край. Со стороны выглядит, наверное, забавно, но зато позволяет сэкономить силы.
Остаток дня придирчиво искали стоянку. Увы, нам следовало учесть, что искать мы двинулись в субботу: выходной, солнечно, народ к природе потянулся.
Чем такое оборачивается – ясно. И там стоят, и тут палят… Одно хорошо: баба Воля уже настолько смирилась с нашими закидонами, что доже не дрожит от далеких выстрелов.
Но все же нам повезло. Нас приютил пляж Карпансари.
18.08.19, воскресенье. Карпансари
Сидели, трепались. Наська поймала 4 рыбы. Пришли гости. Сортавальские. 2 взрослых, 2 детей. Люди нормальные, но очень громкие.
Меня «расплющило».
Мышь: Дневка на Карпансари. Мылись, стирались (я все еще надеюсь, что обойдемся без болезни, мама заявила, что мыть голову в Ладоге для нее – уже не самая лучшая идея, и она лучше погреет немного воды).
Читала книгу, купленную в Москве. Кажется, дочитала до конца.
И – полное впечатление, что на каждой стоянке у нас будет по гостям. Четверо местных. Громкие, деловитые (немного хвастоватые, как мне показалось). Уехали только когда младший уже откровенно начал засыпать. В процессе оказалось, что он посеял где-то своего солдатика (полагаю, в отцовской куртке, которую тот надел на него из-за вечерней прохлады.)
…Это был первый день, кгда я не смогла дозвониться до бабушки. Не ловит Мегафон почему-то.
19.08.19, понедельник. Карпансари
Отхожу от отравления.
Васин нашел лифчик - обсуждаем сделать из него флаг.
Порылся в настройках планшета. Вроде появилась связь. Появилась погода, ФБ. Карты геокеша не грузятся.
Мышь: Еще один день на Карпансари, теперь уже вынужденный.
Погода уже совсем не та: тучи, волны довольно большие.
Пофотографировала немного.
Думала поплести, но за свои нитки взяться не успела: отвлеклась на Михаила Семкина, сматывающего шнурок, которым он пытался заменить оборванное тряпичное сидение.
- Можно? – я тогда еще ничего особенного не думала, просто хотела занять время…
…а пришла в себя уже на середине работы. Длиннющий черный шнурок должен стать импровизированным сидением. Края закрепить узлами, а середину просто протянуть полотняным переплетением – как при штопке. И ведь сплела же!
Завершать работу пришлось под дождем, вернее, спешно поставленным тентом. Остаток веревки папа собрал в две «косы» по краям – и стул вновь вернулся в дело.
Самой не верится!
Остатки тряпичного сидения торжественно сожгли.
Успела сфотографировать деревья, освещенные заходящим солнцем. Выглядело красиво, а вот вышло мутно. Жаль.
20.08.19, Вторник. Карпансари, Идем на Ханкосало
Встали в 8, в 12-30 пошли. Мои предложения заранее подготовить барахло под загрузку так и не сработало. В КОНЦЕ мне таки выдали сумку бутылок, которые уже с утра никому не были нужны. Оставил на стоянке резиновых рыб и темные очки- и те и другие бесполезны.

Ладно, пошли…
Волна мелкая, не мешает. НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ ЧТО И 12 лет назад стоит кораблик. Народ отвисает, над нами посмеивается. Я их понимаю: места очень симпатичные а нам неймется…
Припомнил руины, напротив которых в тот раз обедали. Да, видны, но как получатся на камере - не знаю.
Перекурили на чьей-то стоянке. Грунт - глина.  Ноги-лапы грязные, в байду натащили грязи.
В основном проливе (Хонкасалонселькя) конечно, волны и ветер, но ходибельно. Ни разу волну не поймали, но с собачьим плащом=фартуком надо что-то думать.
Наська говорит, что очень боялась идти по такой волне на Асе, но напрасно - КНБ прекрасно скачут по волне.
За переход напрочь отсидел «южное полушарие мозга», поэтому радостно выскочил разведываться проход между Ханкосало и Лаукку. Увы - вода низкая, в протоке несколько луж. Придется обходить Лаукку с севера.
Здесь тоже очень милые тихие протоки. Вошли в любимое озеро. Но стоять нашему цирку здесь негде, и мы двинули дальше. Южнее обнаружилась стоянка «Привольная»,  как написано на здешнем столе.  При собаке - Вольке очень правильное название. Тормозим здесь. Странно, при достаточном количестве сухостоя, кто-то навалил зеленых сосен. Зачем? Т.236 N61 37.964 E30 48.634

СТОЯНКА довольно высоко, но пейзажно. Очень вовремя слезли- Гармин и камера сдохли, поднимается ветер. Натянули 2 тента от дождя и ветра.
Как в этом походе и водится, дождь оказался симптомом: «Вы засиделись, пора и честь знать».
Мышь: Перебирались на о.Ханкосало по солнышку, через некогда уже знакомый пролив (мама с Васиным заявляли, что «посмотрят на волну» и по большой не пойдут.) А я так и не успела сфотографировать крест, торчащий на камне-островке посреди пролива: карма у меня такая, что ли?.. Ну да ладно. Даст Бог, не в последний раз.
По новой обгорел недозаживший нос, и, по ощущениям, левая рука и плечо.
Вышли в знакомом месте, раньше мы с осторожностью, но проходили на байдарках…
Но не в этом году. Протока давно высохла и превратилась в дорогу.
Меня «на слабо» подбили пожарить бутерброды, благо решетка для гриля была здесь же прислонена к дереву, а мягкие остатки сыра уже вовсю «плакали».
Ну что ж, давайте хлеб и сыр, попробую.
Первую порцию с удовольствием смели под очередную настойку – остались живы. Получилось?
21.08.19, среда. Ханкосало
День пропал - Семкин и Наська заболели, поэтому никакой серьезной движухи не устраивали. Видели ПЕРВУЮ за поход группу байдарочников, которые шли сильно южнее на восток. 1 пауэрбанк пустой. Хорошо- на долго хватило.
Теле2 опять нет. Есть МТС и Мегафон
Тормозим. Все и даже Волька.
Ягоды: земляника, черника, малина, брусника, но всего немного. Зато куча лисичек. К вечеру нажарили почти полный  котелок.
Мышь: Дневка на Ханкосало. Никак не научусь правильно выбирать место для палатки, поэтому вечно просыпаюсь со сведенной поясницей.
Поскольку желания бродить у меня не было, решила посидеть «дома» - в лагере. Жарила вторую порцию бутербродов (с твердым сыром получается не ахти), прикидывала перспективы серого клубка – чуть слюной не захлебнулась…
Но все это потом, по возвращении.
Папа с утра пораньше включал свой проигрыватель, но там косяком шли песни о смерти, и я, после неудачных попыток заглушить его своим плеером, попросила выбрать другой репертуар. После выключения плеера я тоже оставила в покое мой смартфон… Но успела заметить, что мне вчера звонили.
Увы! – в 10 вечера, когда смартфон был давно отключен.
22.08.19, четверг. Ханкосало. День моих желаний.
Поскольку это последний день, сели разобрать остатки продуктов. Чудеса!  Как при раскладке может остаться 10!!! банок тушенки ? 3 литровая банка гречки, большая часть хлеба с плесенью… Сахар - ожидаемо- остался, ягоды немного.
Подъели конфеты, а печенье осталось. Картошки-маркошки- море, придется выбрасывать.
Решили  опробовать Мишкину рыболовку. Намазали батоны коноплей и бросили в яму. Мы с Наськой попробовали удить: у нее 0, у меня -1 блесна.
Сходили на верх острова, поснимали. Шли на юг, опять уперлись в завалы и вернулись. А собака опять ожила- видимо, считала состояние хозяйки: вчера нудилась, сегодня бодрая.
Вечером пошли ловить рыбу. В рыболовке одинокий карась. Татьяна взялась за блины, но нам с Наськой не до того- начался клев. Блесны - фигня, червяк- наше всё!  Даже я окуня поймал. Семкин присоединился.  Ловили до темноты, пока не околели.  Всех вместе штук 12…
День удался…
Мышь: И еще одна дневка на о. Ханкосало. Раз никто никуда не спешит, можно и…
Стоп! А это что такое? Издалека раздался гудок. Потом, погодя, еще один.
«Метеоры», что ли, сигналами обмениваются в проливе?
Непонятно. С такого расстояния непонятно.
Меня вчера убедили, что к сроку мы по-любому успеем: в прошлом году 14 км – столько примерно осталось нам до Сортавалы – мы прошли за 3 часа. Ладно, раз уж никто не спешит…
Решила попробовать пособирать-таки бруснику домой, да и бабушка просила ей насобирать черничных кустов: она использует черничный лист в заварке чая, для запаха.
Пошла с канистрой, но сломалась уже на ее трети – зато нашла прелестную прогалинку, побаловавшую здоровенной – с горошину – земляникой.
Впрочем, сдаваться, похоже, рано: даже оставив канистру в лагере, я машинально собираю для нее ягоды: горсть здесь, горсть там…
23.08.19, пятница. Ханкосало. Выброска
Хоть и понимали ответственность дня, не очень торопились. Жгли мусор, сортировали вещи. В фотогерме дырка- заклеил скотчем
Вышли 11-30.  В ближайшей части архипелага тихо, но начинает накрапывать дождик.
Гармин говорит, что мы идем не туда. Вылезли размяться, обсудить. Пролезли в протоку между о-вами Хепосари.
А дальше ЖОПА! По проливу Маркатсимансалми гуляет ветер и волна. Байду опять ведет налево. Гребем только левым веслом. «До Сортавалы? Да одной левой!»
Проскочили самое стремное место и вылезли размяться. А, похоже, мы здесь и стояли тогда с Толмачевым в 2007г. Местечко уютное, тихое. Вот отсюда было бы самое удобное место для броска на Сортавалу.
На воде куча всяких катеров от метеоров до всякой мелочи. Погода тоже портится, на подходах к городу словили несколько дождевых зарядов, что и плащи не держат. Мы все мокрые до нитки. Надо было оставить руль
15-33- ФИНИШ. Как обычно, антистапель у музея Ладоги. Еще раз оценили, как упала вода - пляж вдвое больше прошлого раза. Дорвались до пива и шаурмы, как звери-рычали, урчали, чавкали… Мимо прошел ПАРОВОЗ и прогудел - так вот чей гудок мы слышали на Ханкосале.
Успели разобрать и протереть байды, но тут начался дождь. Кое-как утянули упаковки, Семкин перевез нас в апартаменты. Ул. 40 лет ВЛКСМ, 9, над ЗАГСом. Мансарда: 2 комнаты, кухня-гостиная, санузел с душевой кабиной. Очень крутая лестница, пока таскал вещи, чуть не навернулся. Но, против улицы с ливнем - почти рай, только душно даже при открытых окнах.  Пивка, орешков, мыться, спать…
Герма гитары разошлась по шву - ужас.
До автовокзала - раз плюнуть. Правда, в Магнит за ещем опоздал на 6 минут.  Ладно, на первый раз хватит. А здесь есть Невское.
После мытья все ноги чешутся, вот и говори про пользу гигиены.
Все прелести Ладоги.
24.08.19, суббота. Сортавала
И еще один тетрис по загрузке Мишкиной машины. Водитель из Петрозаводска, который завозил нас в Импилахти, отзвонился- не может , сломался. Касса на автовокзале закрыта, откроется только 13-00. Автобус в 14-00 приходит в Петрик только в 20-30, т.е. запас времени в обрез.
Мышь влезла в тырнет и нашла телефон машины. Договорились за 7,5 тыс. Ну и ладушки…
В 16 с копейками высадились в Петрике. Сели во временном зале ожидания. На Вольку нападает кошка…
Поехали
Пиво. Васин мечтательный.
- О чем задумался?
- Проливчик…
- ?
       - Про лифчик, который нашли на пляже.
25.08.19, воскресенье.
Утром рылся в тырнете- замену Трамонтине искал. Оказывается, старая модель уже не выпускается. Новая версия со стропорезом, странной пилой на обухе первой трети - страхолюдина. И цена под 3 тыр. Ох, надо думать…
Мышка ночью отравилась. Финишировать будет стремно.
Сажали Васина на такси до Желдора. Запросили 2,4 тыр. Позвонили на яндекс-такси- 800р. Неплохая разница.
Сели на Каланчевке в электричку. Доехали только до Текстилей. И дырка… Полчаса на платформе. Нет не только сортира, даже расписания.
Мышь:Даже не знаю: то ли радоваться, что почти весь фастфуд без меня съели, или огорчаться…
За полночи гудящая голова стала головой разболевшейся. Мутит страшно… Тошнота – как при отравлении – но чем?! На ночь вообще ничего не ела, пила только…
Зря я это подумала – и не зря подхватила пакет…
…Следующие полдня описывать, наверно, не стоит. Скажу только, что дома на кровать плюхнулся порядком подпорченный зомби, немного похожий на меня.
…А потом постепенно воскрес до состояния «отпроситься назавтра»…
Но ведь и это не так уж важно. Отпуск впопыхах чуть подзатянулся… Но кончился.

На сим, наш писательский труд завершаем, а всякие вопросы, наезды, идеи на будущее пойдут отдельным файлом, ибо ДСП.

Ладога- 2018. опять продолжение.

12 августа, воскресенье (ок. 18 км) идем на Путсари

Хоть и красив этот скальный лобик, но здесь стоять неудобно. Собрались идти на Путсари. Вроде и погода нормальная, и мы в силах. Да и в прошлый проход мы этот перегон сделали без проблем, а в этом году мы идем заметно легче.

Проливчик извивался между обрывами, а ведь, правда, не встать здесь совсем. Только одно местечко после островка. Ну да уже не важно. Утки плавают, тишина. Начался дождик, Мышь загидрилась в плащик.

Мышь: угу, стоило загидриться – эта морось прекратилась. И дальше то начинал капать, то переставал. Ближе к открытой Ладоге решили, что мне не помешало бы пододеть что-нибудь еще: похоже, нами будет играть ветер, свежо-с… Пришлось лезть в герм за одежкой: как нарочно, в самый низ. Что ж, жизнь тем и хороша, что не подчиняется никаким прогнозам, верно?

И вот после узкой протоки большой залив. А тут, оказывается, волна. Надо поддуться, вылезли на слипы справа по ходу(9). Пока я перекладывался, поддувал баллоны народ поднялся по склону. Так вот где ягода от нас пряталась! Мои девчонки, даже Волька, накинулись собирать дары природы. Да и я немножко попасся.

Дивная стоянка (пустая!). Красивые и удобные для причала слипы, на берегу старый еловый и сосновый лес, дров - завались. Две палатки ставятся без проблем, еще парочку мелких вполне можно втиснуть. Первый раз за поездку увидели ягоды! (и съели, и с собой набрали). Единственное «но»: если ветер с открытой Ладоги, там всё сдувать будет. И как это мы такую стоянку просмотрели, когда тут шли в прошлый раз? Останавливались ведь, но на другой стороне залива, на каком-то поганом крошечном мысике, и пили чай, буквально стоя на одной ноге.

Погодка посерела и задула. Идти придется по зыби. А ведь ветерок боковой, болтать нас будет от души. Ладно, прорвемся.

Байда, действительно, идёт хреново. Я поймал бортом пару волн. Нет, это не трагедия, но ощущение подмоченное. Да и прибой в десяти метрах от нас смотрится сурово. Попытались держаться рядом с Невой, но получается плохо, очень разные лодки и экипажи.

На самом деле, отношение к воде у меня изменилось. Страх практически ушел: ну, мокро, ну, устал, ну , в морду дует… Фигня, пройдем. Завернули за мыс, и волна исправилась, уже не мешает. Пришли на Нерпичий пляж (т.10). Песочек…   Вроде и полого, но ноги засасывает, а по шкуре байдарки скрежещет песок – волна всё-таки чувствуется.

Мышь: Эх, романтик я недобитый! Так хотелось рвануть через открытую Ладогу напрямик, вдоволь на волнах накачаться!... Ай, ну зачем сразу табанить-то, мы же еще толком скорость не набрали!

…По левому борту разок высунулась усатая голова: «А что это вы тут делаете?»

Оказалось, старушка Арбуся была против такой романтики, угрожая распасться прямо посреди акватории. Грустненько… На Нерпичьем пляже сходили к шалману (издалека он так походил на магазин, что Тим рванул к нему, как путник в пустыне к миражу… Увы, миражом и оказавшемуся). Хозяева нас прогонять не стали, но за Волькой просили приглядеть, «а то у нас тут кролики кое у кого живут, как бы крупная собака их не обидела»… По нашем возвращении оказалось, что источник нашего полураспада нашли, но исправить вышло только на время. Что ж, и то хлеб.

На пляже в этот раз не много народу. Один здоровенный шалман, и несколько палаток. По берегу бродят грустные(?) дети. Может погода не нравится? Размялись, поддулись, ну пошли, что ли…

Уже не раз говорил, ну не люблю я командовать. А мамки наши приотстают. Но это ж не суша, надо двигаться, а то снесет. Вот мы с Мышкой и двинули сначала под защиту острова, а потом в самый спокойный на вид пролив. Оказывается, Наська хотела идти вдоль берега Путсари- опять обидки… (Нет, никаких обид! Я тоже не хотела получать ветер и волну в морду. Хотелось показать Семкиным маяк, но около Путсари их несколько, и так увидели). В проливе ветер стих, но опять возобновился дождь. Ну, после волны в бок это ерунда. Прошли маяки, в этот раз они оба стоят в воде, вроде один раньше был на суше. В проливе яхта отрабатывает повороты – благо ветер постоянный с одной стороны. Оказывается, я напрочь забыл вид здешней стоянки с воды. С учетом десяти прошедших лет и более высокой воды, не очень надеялся отыскать старый пляжик, да и другие вполне приличные места встречались не раз. (ХМ? Я тщательно отсматривала весь западный и северный берег Путсари. По воспоминаниям десятилетней давности, там должно быть море удобных стоянок. В этот раз обнаружили только одну – НЕ удобную (говорят, память лукава…). Но Наська упорно хотела вперед, и мы ползли и ползли под дождем. Но – чудо – мы, наконец, ткнулись в песочек! (т.11)

Хорошо, что я точно помнила, что десять лет назад мы вывалились поздно вечером на крайний северо-восточный мыс, где оказался песчаный пляж и куча дров (по северному берегу острова тогда совсем недавно прошел пожар). А издали и с воды ни за что не скажешь, что там можно встать. Еще – там были живописные слипы, в которых скрывались «ванны» с нагретой солнцем водой… но только не в этом году. Фигу нам, а не ванны.

За эти десять лет на стоянке прибавилось мусору, но всё-таки, жить можно. Предыдущие стояльцы распустили явно бензопилой здоровенную сосну, и теперь у нас тут целый набор столиков и стуликов- чурбаков по 30-40 см в диаметре. Возле самого очага сломанная ветром сосна - пилить и носить никуда не придется.

Мышь: воды тоже прибавилось: то, что раньше было пляжем, стало песчаным дном. Выбирались и ставились в промежутке между дождей. Моя бедная поломанная дуга вновь показывает норов: похоже, дома ее придется всерьез перебирать. А пока заклеили скотчем.

Повесили два тента - нам и для вещей. С местами для палаток, правда, пришлось повозиться, убрать лишние палки-корни, но получились вполне приличные площадки, а после ночевки на свином носу, просто шик!

Ужин и, наконец, нормальное варенье-пятиминутка –«Проверено, ягода есть»!

Мышь: пока помню, расскажу. В один из вечеров на Путсари (в этот или нет, уже, честно говоря, не помню) с Тимом и Семкиными-старшими разговорились о будущей профессии, «на слабо» предложили рассказать в стиле репортажа хоть об одном его путешествии. Он честно старался, но без подготовки или интернета под руками это сложно.

13 августа, понедельник

Насколько мне нравится эта стоянка, настолько выплывать отсюда к монахам не охота. Если только за компанию… Но природа решила иначе: с утра по проливу бродили белые «бараны». Мы потихонечку занимались всякой ерундой: пытались чинить лампу-керосинку, прихваченную со стоянки. Оказывается, керосиновая лампа это тот еще агрегат, сопоставимый по сложности с атомным реактором. А, если по маленькой…

Мышь: новостей никаких, кроме того, что мне с самого утра ОЧЕНЬ неуютно. Беспокоюсь за тех, кто остался в городе. Справиться можно, но только выйдя в Интернет, а здесь его хватает только на новости из «Пинтереста». Попыталась зарядить смартфон от папиного «Пауэрбанка» - не вышло. Видимо, и впрямь – до гостиницы.

Чтобы хоть как-то отвлечься, собираю ягоды. Попробовала снова поснимать кукол. Как потом оказалось, почти ничего не вышло.

Хозяюшки вознамерились приготовить гороховый суп и торжественно извлекли купленную еще в Ландохе рульку.

…и почти с рыданиями ее похоронили в местном песке: запаянное в вакуумную упаковку и незащищенное от жары мясо успело не то прокиснуть, не то протухнуть, став уже несъедобным. Особенно с учетом того, что завтра нам в путь…

Вот и погода угомонилась. Благодать… Вечером Наська попробовала рыбачить, но пусто.

Жалкоо! Пропавший день. Но с утра дул гадкий северо-западный ветрюган, да такой сильный, что на нём лежать можно было. Оголтелые волны-бараны штурмовали наш песчаный пляжик, посуду приходилось мыть в другом месте. В такую волну выходить на байдарках можно, но только если ОЧЕНЬ нужно. А днёвка на Путсари была заложена в маршрут с целью посетить южный берег этого острова. Правда, говорят, монахи теперь к себе в бухту никого не пускают, но так хотелось показать Танюхе, Мишке и Тиму фантастический «тигровый» пляж (сетка красных пегматитовых жил в темном гнейсе на вылизанных водой слипах смотрится просто феерически!) и остатки военных береговых укреплений! Не вышло. Пришлось варить гороховый суп. Занятие это медитативное и долговременное, особенно когда костер ветром сдувает. Протухшую рульку похоронили разве что не с оркестром, суп был просто со шкварками. Это тоже вкусно.

А под вечер, когда поутихло, я забросила удочку и выяснила, что вся рыба ушла на дальний кордон. Ни одной поклевки!

14 августа, вторник (ок. 9 км)

Погода наладилась, и мы двинулись к Саматсари.

С утра ветра практически не было, на озере длинная ленивая волна шла с Ладоги, подталкивая байдарки в нужном направлении. Для начала мы пошли к материку, ориентируясь на мыс, где стоит памятник защитникам Северного Приладожья.

Еще в Москве я решил создать здесь тайник. Да, геокеш - это только игрушка для взрослых, но оставить память о ребятах, с которыми мы ходили по Приладожью еще в том веке, очень хотелось. Изначально я собирался заложить геокешный тайник на Путсари, поэтому среди закладки оказалась иконка и Евангелие. Но это территория, вроде, относится к монастырю, поэтому посещение его не совсем законно. Да и моя нехристианская сучность что-то артачилась против монастырской территории. Поэтому, уже подходя к Путсари, я решил создавать тайник у памятника бойцам, погибшим в ВМВ на мысу Уунитсанниеми (т.12. 61°3217.1N 30°3525.1E). Этот тайник тоже памятник боевым друзьям, хоть наша дружба не была военной в прямом смысле слова, все те дожди и снега, через которые мы прошли, были достойной проверкой. И Ладога, где все мы в 80-90-х познавали жизнь, правильное место для этой памяти. Я помню вас, ребята: Сашка, Макс, Мишка…

Мышь: Меня все чаще одолевает невнятная тревога, хочется плакать – и непонятно, о чем. Я догадываюсь, в чем тут дело, но правильны мои догадки или нет – только время знает.

Пока Корольковы закладывали тайник, мы с Тимом долезли до памятника на скале и пофотографировали красивые окрестности. Танюха с Мишкой нашли первые в этой поездке грибы (разумеется, лисички, Танька по ним специалист!). А потом погрузились в лодки и двинулись на северо-восток, в направлении Саматсари. Тут выяснилось, что Ладога перешла в активный режим и в правую бочину нам лупит уже совсем не слабая волна!

Переход по открытой Ладоге редко бывает простым. Вот и сейчас нас качает, болтает, ведёт лагом. Постучал по баллону, пора поддуваться. Зашли за мысок на о-ве Мурансари, упс, а нас, оказывается, потеряли.

Даа, при боковой волне обходили какой-то дурацкий каменистый мыс, там не то что оглянуться по сторонам, мяукнуть было некогда! Мы с Танькой оказались первыми, за нами прошли Мишка с Тимом, а Корольковых всё нет и нет! Мишка развернулся и двинулся обратно, искать «Арбуз», а мы сидели за мысом в тихом месте и курили… ну, полчаса, наверно.

Не, это, конечно, не смертельно, не шторм даже для наших посудин, но как-то хочется быть уверенным. Раньше мы пытались брать с собой рации, но они вечно мокнут - бесполезно. Надо что-то опять думать.

Зашли за мыс, а тут тишина, благолепие. Ну, куда идём? «Кудой?!-Тудой!» Опять все смотрят на меня. «Джин, я домой хочу! – Пошли…» И все за нами посяпали.

Могу рассказать, зачем все на тебя смотрели. Еще на Путсари мы обсуждали альтернативный вариант: в случае каких-либо безобразий на открытой Ладоге не доходя до Саматсари уйти на северо-запад в длинный пролив Хасиансалми. Опять же, по воспоминаниям десятилетней давности, на северо-восточном берегу пролива много удобных стоянок. А оттуда можно «огородами» пробраться на Саматсари, либо попытаться выбраться в Сортавала через Раутолахти или Мейери. Особенно за этот вариант ратовала Танюха: мы же этих мест еще не видели! А на Самате были уже! Надо же смотреть что-то новое!

Но дело в том, что южный край карты у нас тоже оказался «обрезан». К этому моменту всех уже достала боковая волна, от которой только успевай отпихиваться, все уже получили по паре ведер холодной воды на коленки или под задницу, но никто не знал, когда надо сворачивать налево: на этом берегу много длинных узких заливов. А «гармин»-то был у тебя! Так что когда ты махнул рукой на восток, народ со стоном: «Што? Опять?!» взялся за вёсла. И пошли, и отмахивались от настырных волн, и старались бока не подставлять, чтобы через борт не заливалось. Но всё кончается, и мы пришли к Саматсари. Мы дома!

Еще залив, еще мыс, еще камни. Вроде похоже на наш залив, но не то. Вбил в Гармин название острова, какой то курс проложился, идём помаленьку. Наконец, поворот и наши знакомые зализанные скальные горбы. Зашли на наш привычный «причал», но вода то поднялась и - опа – наш каменный лоб стал крутым и скользким, не выбраться. Придется вернуться на каменный пляж. Здесь вылезли, но грузиться хлопотно. Перегнали байды на умывальные слипы. Ура! Мы дома!

Мышь: когда стали расставлять палатки, внезапно выяснилось, что я ухитрилась потерять мешочек с колышками. Честно говоря, в моем нынешнем, перекошенном, состоянии, я могу посеять или забыть что угодно… Но не здорово, конечно. Хорошо, что это – наша последняя «дикая» стоянка: здесь колышки можно заменить обычными местными камнями, привязав оттяжки к ним.

А вообще-то переход получился совсем и не… Х-х-хрррр….

Я отключилась, едва приняв горизонтальное положение – последний пакет в изголовье пристраивала – и вот уже сплю. Проспала недолго, то ли полтора часа, то ли два – и отправилась за ягодами с выданной мне канистрой. Я ее еще на Путсари начала собирать.

Возле стоянки завалено несколько ёлок. Но у костра готовые пилёные чурбаки. Начинаем обживаться, рыбачить.

Мышь: Тим предложил послушать некоторые из наших же разговорами «чужим ухом». М-да…

«Мы только пошли, глядь – Арбуз воткнулся в Неву! А потом оборачиваемся – а Арбуз пропал! Думали, уж не утонул ли – оказалось, сдулся!»

Посмеялись. Да, тоже диалог в дурдоме…

Вечером попыталась забросить удочку. Рыбы нет в принципе, зато отсмотрела дивный закат.

15 августа, среда

Я люблю стоянку на Саматсари. Так вышло, что давным-давно этот мыс был первым местом в моей жизни, где я увидела всю красоту и своеобразие архипелага островов Северного Приладожья. С тех пор мы бывали во многих красивейших уголках мира, но вот такого больше нет на свете. Здесь находится «лестница в небо», если вы понимаете, о чем я говорю, и она для каждого своя. Удивительно – тогда, в первый раз мы здесь были с Танюхой, а она почти не помнит стоянку на Самате в тот выезд…

У нас в результате вчерашних мучений в открытой Ладоге образовался свободный день, и все ведут растительно-ленивую жизнь. Мы с Танюхой, не торопясь, жарили оладушки и готовили праздничный ужин, изводя остатки картошки, которую берегли всю поездку. Танюха говорила, что вокруг острова периодически всплывают черные усатые головы: пришли нерпы.

Наш остров располагает к медитации. Озеро, скалы, сосны. Можно часами сидеть и просто дышать всем этим. Мышь, конечно, пошла за ягодами.

Мышь: Когда выяснилось, что я в процессе моих окололагерных прогулок могу собирать что-нибудь, меня и начали отправлять то за дровами, то за ягодами. Мне прогулка, остальным – еда, польза – всем.

Меня по-прежнему одолевают тревожные мысли, думать о чем-то другом плохо получается. Пока собирала, немного поплакала – вроде, стало полегче. Сегодня мы еще стоим на Самматсари, а завтра – уже двинемся к городу, в гостиницу, хотя уезжать из этого ласкового места не хочется… Здесь даже камни кажутся мягкими. И все же…

Мы, люди, такие суетливые! Не то, что сосна, на корне которой я сейчас сижу: ей не надо носиться туда сюда, мыть голову, а потом посуду… Между прочим, «Фейри», жидкость для мытья посуды, мы почти израсходовали, кажется, еще на «муравейнике», так что последующие стоянки совершаем чудеса балансировки этим несчастным продуктом.

Повадки Тима раздражают все сильнее. Завидую, что ли?.. Или?.. Тим чаще всего интересуется только одним: что есть съестного? Причем, способствовать его (съестного) появлению не хочет – разве что рыбачить ходит. И, кстати, наблюдение: он чуть ли не самый частый пользователь разнесчастного складного стульчика. Татьяна, ради которой его, собственно, брали, сидит на нем заметно реже. Или я ошибаюсь?.. В любом случае, на сей раз и я не удержалась от саркастического «лентяище!»

Не знаю, что вы все наезжаете на Тима. Человеку 13 лет, в таком возрасте все иногда лапочки-зайчики, а через пять минут змеи ядовитые. Ничего ужасного, просто 13 лет… Маш, ты в этом возрасте тоже вредная была. А уж я-то!

Нечаянно сломала карандаш, теперь их у меня два.

Много плела, наконец дошли руки до сложной феньки из швейных ниток, постепенно запоминаю порядок действий.

Нарвала для бабушки (она просила) черничного куста, повесила вялиться в палатке до завтра, благо веревка под потолком уже натянута. Дособирала канистру, набрала на очередное варенье.

Очередной отзвон бабушке, очередной разговор ни о чем. От заряда аккумулятора остались жалкие 17%, но смарт, надо отдать ему должное, продержался весь поход. Не ожидала, правду сказать.

Ближе к вечеру Наська пошла выпускать червяков. Но, вдруг, клюнуло. И еще…

Рыбы нет, а хороший обычай выпустить на волю уцелевших за время поездки червяков есть (у меня железное впечатление, что в 2017 году штормовая Кереть нас отпустила вовремя только потому, что я вовремя отпустила червяков, хотите – смейтесь!). Стоянка на Саматсари последняя на маршруте, поэтому я ближе к вечеру взяла банку с червяками и отправилась искать уютное место для их дальнейшего проживания. Не удержалась, в последний раз забросила с причала удочку, и тут такое началось… Не зря нерпы в залив пришли!

Присоединился я, Мишка. Нет, я не рыбак - только одна «тайменя» («не с блоху, а чуть помене»). Но и без меня они наловили сорок с чем-то хвостов. Сколько точно сорвалось уже не вспомнить. Немногие червяки с наступлением темноты добрались до мягкой лесной подстилки.

Кто знает, что такое азарт рыбалки, когда процесс идет активно, тот поймет. Рыбки шли косяками (какие-то местные аналоги привычных карасей и плотвы, окуня отловили только одного). У Мишки была слишком длинная удочка с длинной леской, пойманные рыбы вылетали на берег, скакали по камням, и половина из них допрыгивала до озера и делала прощальный жест хвостом. Иногда нас навещали наши собаки: Волька смотрела и уходила, преисполнившись отвращения (она не одобряет рыбалку, хотя жареную рыбу любит), а Дейм оставался. Когда на берег вылетала очередная рыба, он с ужасом и восторгом бил ее лапами, и это было так забавно! Даже с учетом сбежавших рыбин, до темноты наловили дофига, мелочь, конечно, но мы же просто с удочками стояли. Оставшихся червяков выпустила, но только немного их к ночи осталось… А потом цветочки кончились, а ягодки начались: всю пойманную рыбу надо было чистить и готовить, утром же нам уходить… Штурман честно светил мне фонариком и развлекал разговорами в процессе чистки, потом сломался и ушел спать, и компанию на жарку мне составила подруга. Черт побери, пожарить 40 штук рыбин, даже небольшого размера– это долго! А вроде как еще под вечер все стремились лечь пораньше, чтобы назавтра быть как огурчики! Но мы с Танюхой были вознаграждены за терпение: в фиг знает каком часу ночи небо очистилось от облаков, и мы стояли, обалдело задрав головы, а звезды над Ладогой можно было просто черпать горстями…

Спасибо, Ладога! И за рыб, и за звезды, и просто так!

Ладога- 2018. еще продолжение.

9 августа, четверг

Сегодня никуда не идем. Мышь пошла за ягодами - это ее масштаб, для остальных ягоды нет. Прогулялись с Наськой и мы. Мужественно занырнул на очередном слипе - хоть какое-то мытье. Бродили, трепались… Обнаружил можжевельник с синими ягодами, поставил «джин».

Далеко не заходили, жарко очень, и после вчерашнего угара я была совсем ошалевшая. А воды в этом году действительно много, и все сказочной красоты слипы со стороны открытой Ладоги «утонули». А еще по сравнению с 15-м годом очень много народа стоит на острове!

Ближе к вечеру Наська собралась на рыбалку. Шустренько собрал удочку с новым поплавком. Он, конечно, новомодный, но так и норовит слететь. За компанию собрал удочку и себе. Увы - зацепился за траву, так что леска оборвалась. Надо все переделывать - не мой день. А Наське таки удалось заловить 5«китов». (жуткого размера, сантиметров по 10 длиной. Ну, это ничего, мелкая хорошо прожаренная рыбка очень вкусная).

Посреди рыбалки пришлось бинтовать Волькину заднюю лапу: собакеевна то ли зацепилась за что-то когтем на прибылом пальце и рванулась, то ли сама решила заняться маникюром, и коготь в результате был выкорчеван с корнем. Поразил Дейм: вообще-то, он не особо ладит с Волькой, боится большой собаки и орет на нее, а тут подошел с озабоченной мордахой, нюхал раненую лапу, даже лизнуть вроде как пытался. Вот так-то.

Придумал, как перенести на Танюхин планшет старые карты 2015 года. А вот пауэрбанк похоже помер, и солнечная батарея уже бесполезна. Разглядывая карту в КПК-шке, я вдруг понял, что до Ландохи 1,5 перехода в нашем темпе. А это значит, что, несмотря на 2 дневки, мы не сильно выбились из графика, вполне дойдем до Путсари, а скорее, и до Сортавалы. Татьяна вспомнила еще одну точку выброски- поселок Мейри. Экономия до Сортавалы кил 10. Будем иметь в виду.

Мышь:

Вновь бродила по близким к лагерю живописным местам, пыталась фотографировать. Потом решила, что «вон те слипы идеально подходят для рабочего места сказочной рукодельницы,» – и присела поплести. С собой я брала две феньки: одну, посложнее, из швейных ниток; одну, попроще – из «ириса». Плела «ирисовую», чья длина подбирается к метру. (Не подумайте чего, просто хочу пришить на горловину моих серых футболок мои же феньки, чтобы больше после стирки не путать, где чья.)

Волька лежит с геройским видом и окровавленной лапой: сорвала давно не стриженный коготь о какой-то куст. Пожалели, перевязали… И заметили, что Дэйм уже не собачиться к ней прибегает: нюхает лапу, молчит, словно тоже жалеет.

Тим тоскует и пребывает в пессимизме. Его в меру убедительно пытаются поддержать прихваченным с собой журналом про компьютерные игры, ну, и я поддерживаю разговор (правда, почти не запоминаю его). Сама же я все чаще вспоминаю читанный незадолго до отъезда комикс про всяких странных существ. Вспоминаю именно потому, что пытаюсь прикинуть, сложно ли их будет делать.

И мечтаю помыть голову, поддавшись общему соблазну наведения чистоты.

Не удержалась, повторила «русалочий» заплыв в пончо и помыла-таки голову. Х-х-х-хим-мера, х-х-х-хол-л-лод-д-дно…

Без косынки непросто, вернемся – куплю в «Сплаве» на будущее.

Голова побаливает. Вчерашний перегрев? Ломается погода? В процессе перезвона с бабушкой и кратковременных вылазок в «сеть» узнали, что лафа кончилась, следующие несколько дней нам «светят» беспросветный дождь и полумокрые вещи. Воздух, правда, будет теплым… Даже слишком теплым, но это почему-то не радует. Ну, хоть ожоги подживут, а то предплечья до сих пор противно саднят. Между вздохами о судьбах мира в целом и конкретных нас в частности, бабушка попросила забрать из тайника какую-то икону, вроде бы туда отправившуюся. Не надо кидать в нас тапками, никто из нас не хочет обидеть ничьих религиозных чувств, просто наше семейство – невоцерковленное, и как с ликами обращаться – мы не знаем. Не виню ни бабушку (играть с верой – своей либо чужой – и правда опасно), ни тех, кто клал икону в тайник (бабушка знала, с кем имеет дело, и могла заранее попросить икону себе – но не сделала этого). Покровитель путешественников отправился в путешествие сам… Переговорила с папой. Тот согласился, при условии, что : 1) икона еще в тайнике – если ее забрали, искать уже бесполезно; 2) если этот тайник будет у нас на пути.

Обсуждали дальнейшие высадки (стараясь не обращать лишнего внимания на ноющего Тима, но мнение его принять-таки в расчет). Тимполон решимости высадиться в Ландохе, зайти в магазин и поискать себе счастья в лице чипсов и/или кваса. Ломка у человека… «На слабо» подбили меня прокрутить несколько треков из моего плеера на смартфоне (том самом, который я обычно включала, чтобы перезвониться с бабушкой.)

Договорились встать пораньше, поближе к 8.

10 августа, пятница. На муравейник (ок.17 км)

Но, как ни жалко, надо идти дальше. Дорогу кое-как помним, гармин куда-то показывает, надо идти. Погода хорошая берега красивые, жалко только пятница- сейчас отдыхающие из всех щелей полезут.

Психолог или психиатр заподозрил бы рабочий невроз какой-нибудь, но я скажу проще: привычка. Перед отпуском не раз бывало, что я, собираясь «завтра на работу», по нескольку раз за ночь просыпалась, потому что мне приснился трезвонящий будильник. Вот и теперь я дважды просыпалась, на третий раз посмотрела на часы - полвосьмого утра – и решила: что ж, дальше спать уже некуда. Раз-два, встали!

До подъема успела кое-какую посуду помыть, принести воды, и, по-моему, даже развести костер. Собственно, подъем я и устраивала. «Всех с добрым утречком, пора вставать!» - боюсь, мой голос был бодрым до омерзения, как у радиодикторов, объявляющих об утренней зарядке. Собираться я начала еще вчера, и сегодня просто перетасовала мешки с вещами в герме.

На Ихамиеленсари мы с Танюхой первый раз сами с начала и до конца загрузили нашу «Неву», не требуя помощи у мужиков, благо, под ногами был песочек, а не скользкие валуны. Очень уж надоело идти противолодочным зигзагом из-за неправильно распределенного по бортам груза. Танюха выдала мне парочку своих маленьких гермочек, я растрясла свою огромную герму на три части, и получилось хорошо, всё поместилось, и перекоса не стало. Красота! Весь дальнейший маршрут мы грузились только сами.

Вот только теперь аж до Ландохи придется идти по компасу и по коллективному склерозу – началась «дырка» в нашем комплекте карт.

«Перекат» между Памолансари и Сависалонсари(6а)проскочили без напряга- воды реально много, сантиметров 15 запасу по глубине. Однозначно направились в протоку к знакомому острову. В 15-м году на этом островке, пока мы с Васиным клеили растреклятый баллон, Миша Семкин с Тимом ловили в камышах мальков «телевизором». Очень хотели повторить эксперимент, но тогда мы на острове были одни, а нынче там народу оказалось, как на пляже в Ялте, только что друг у друга на головах не сидели. Какие уж там телевизоры!

Мышь: Это на нем мы на променад остановились? (Чуть подальше, на Васансари. Все уже изнылись, что зады отсижены и надо размяться…) Что характерно: променад состоял в том, что мы вылезли из байдарок, глотнули чаю и немедленно СЕЛИ кто на что. Тогда же отпущенный из байды Дэйм с эхом переругивался… Мимо нашего острова проносились то и дело на моторках или проплывали байдарочники вроде нас – шпиц кидался с них требовать пропуска; эхо подхватывало его лай, он отвечал на эхо, и цепь замыкалась. Как не охрип, бедняга…

Еще раз полюбовались на бетонные надолбы с флагами и стали определяться, по какой протоке мимо острова Паяринсари идти. Гармин упрямо указывал направо, барышни склонялись к левому варианту.

Ну, да, карты-то нет, идем по памяти. А в 15-м году мы обходили Паяринсари с запада. Удовольствие небольшое, это длинный горелый лысый остров, пока его тогда огибали, чуть не состарились. Зато запомнили, где поворачивать и как идти дальше до Тимонсари, а там уже до Ландохи не заблудишься. Но Штурман, как водится, шел первым по «гармину», обогнул Паяринсари с юга (ну, и мы за ним, мы женщины послушные… иногда). Мы немного покрутили по протокам в чаще камышей и оказались в архипелаге небольших островов с видом на открытую Ладогу. На каждом островке сидит компания (коллег? конкурентов проклятых? в общем, туристов. Если так пойдет дальше, то каждый пролив на Ладоге скоро будет перегорожен веревочкой с объявлением «Мест нет!»).

Попить чайку остановились, по-моему, на островке Рискансари, в виде исключения не занятом.

Здесь совершенно замечательные слипы. А наверху – правильно - стоянка. Решетки-барбикюшки, мангал и керосиновая лампа. На газу приготовили чаю. Пока закипало, Мышь заснула на солнцепеке. Ох и обгорела она! Мне, конечно, тоже досталось, аж коленки снизу обгорели, но не так сильно. Тимон обиделся, что мы прихватили лампу со стоянки. (Ну, керосиновая же лампа, сил не было мимо пройти! Мамы-папы, какой пример вы иногда подаете своим детям!)

Мышь: на перекус мы остановились в невероятно прекрасном месте (правда, открытоладожские волны давали себя знать – но место где «припарковаться» мы нашли. Собственно перекус состоялся на возвышающейся над озером горушке, где, похоже, уже было чье-то давнее «тусовочное» место. Мангал, керосиновый (или с чем их сейчас делают) фонарь, оставленные под елкой тапочки… Меня попросту «выключило»: поднялась на горку, присела рядом со всеми, уронила голову на спасжилет – и все. Не заметила, как уснула. Разбудили, впрочем, без особого труда. Поели-попили с удовольствием… Пофотографировали Татьяну, для которой достали водяную лилию (уже и не вспомнишь, откуда), и она пристроила ее себе на шляпу. А стоило собраться: ой, а где Волька? Подождали, поискали, покричали – прибежала. Под шумок «увели» керосиновый фонарь, а я оставила себе найденную игральную кость.

На подходах к Тимонсари количество отдыхающих стало катастрофическим. Один за другим забраковывались попутные острова, поскольку уже были заняты. Но, главное, на Тимонсари, на нашей стоянке оказалась компания. Так и не смогли мы навестить старый тайник. Решили идти дальше к Ландохе, хотя количество отдыхающих всё росло. Забрали ЮЗ протоки и устроились на уютненьком мысу. Всё бы ничего, но вокруг заросли камыша, и вода отдаёт тиной. Так и пришлось нам с Мишкой на байде уходить на открытую воду, чтоб набрать воды в каны. Весь берег - сплошные скальные гривки, но зато почти не дует. Зажгли костер и только тогда поняли, что здесь муравьиная дорога, к муравейнику под здоровенным выворотнем.

Мышь, вечер: что, это и есть обещанные дожди? Очередная порция солнечных ожогов вновь вынудила играть роли Снеговиков-на-пляже. Один из взятых в поход баллонов с «Пантенолом» на этой стоянке как раз закончился. Собаки перегрелись, теперь на земле лежат ковриками. Стоянка не из лучших: за более-менее пригодной для питья водой люди плавали (во-во, «убиться веником») в протоку, вокруг болото, рядом, в вывороченных корнях огромного дерева – не менее огромный муравейник, и вот это делает место особенно неуютным. Если подняться на скальный лоб, станет видно, что немного поодаль стоит некое строение: то ли сторожка, то ли каптерка, то ли что… Подходить побаиваюсь: а вдруг хозяева дома?

…Может, снова лечь спать, не дожидаясь ужина? Повторить сегодняшний подвиг я вряд ли завтра смогу, буду дрыхнуть до последнего… Нет, есть все же хочется, пойду.

…На этой стоянки телефонной связи не было…

Ставить палатку на возвышении казалось таким романтичным… А оказалось довольно глупым.

11 августа, суббота(ок. 17 км)На свинячий нос

Утро не задалось… Бошку ведет, настроение хоть удавись. А уж окружающим пару «ласковых» высказать так и подмывает. Еще и Тимон пытается права качать. Сейчас бы поваляться. Но понимаю, что место уж очень так себе. Кое-как начали собираться.

Мышь: Зря вчера пижонила, как оказалось. Деревья- то на холме росли, но несколько бестолково, и я легла, толком не натянув тент. Ладога таких романтиков отрезвляет легко, быстро и эффективно: под утро прошел дождь – короткий, но сильный – и в результате и тент, и – увы! – соприкасавшаяся с ним палатка промокли в нескольких местах насквозь. Делать нечего: разделила их, разложила сушить на высоком гладком лбу – пошла мыть посуду, чтобы скоротать время до общего подъема.

Когда сюда собирались, решил не брать флягу для воды- Ладога ж! Вот и прилетело… Здесь в протоках моторок, что тараканов, и тина. А чаю всего ничего в Мышиной фляге. По-хорошему бы надо было бы тормознуться часа на три со сборами, но тогда докуда дойдем - непонятно. Поэтому, медленно и печально собрались в путь.

Мышь: Что характерно – вернее, это-то как раз НЕ характерно для Ладоги – пасмурное утро сменилось жарким солнечным днем. Дальше шли как обычно: налегая на правое весло, то и дело макая шапку в воду (в целях профилактики перегрева) и в мокром виде нахлобучивая на голову… Но…

Что-то не так. Вроде, пила, сколько хотелось… Пить хочется постоянно. То и дело отхлебываю из фляжки с чаем – фигу! Напиться не выходит. Поделилась наблюдениями с папой, услышала неожиданную гипотезу: ОБЕССОЛИВАНИЕ! Призадумалась.

Не считая всеобщей обгорелости и «желтой морды», которую в этот день очень хотелось убрать с небес, вполне бойко и не без кайфа прошли по проливу до деревни Сорола. Ветерочек поддувал, берега скалистые, красивые проплывали мимо, Танюха делилась мемуарами, как она в прошлом веке в этих местах работала… В 15-м мы этот пролив пролетели в полном остервенении в гнусную погоду, спеша на паровоз. Только теперь толком удалось его рассмотреть.

Моторки и гидроциклы – это не только шум и суета, это еще и маркировка главной протоки. В этой части пейзаж не изменился с 2015 года. Ближе к Сороле тростники пошли сплошной стеной. Чистая вода хорошо, если метров 5 шириной, поэтому всякие моторки напрягают. Вдоль протоки стоят всякие хибарки с причальчиками - видимо, местные дачи. Иногда и бани - мы какому-то семейству (мужик и две тетки) банный день испортили - они хотели в озеро влезть, а тут мы. Посреди камышей полянки с белыми лилиями, жаль, заснять из-за близости бани не получилось, могли не понять.

У деревянного моста вылезли размяться. С удивлением смотрели, как на эту гниль заехал увесистый автомобиль. Но он, конечно, выше Мишкиной «фолечки», так что, может, и неплохо, что мы побоялись переправляться здесь по приезде. Ладно, нас ждет большой залив, что там интересно с погодой.

Мышь: Мы-то просто ноги разминали, а бедный Тим, нашими стараниями и так ввергнутый почти в отчаяние, пошел искать магазин, чтобы обрести, наконец, свое счастье (кто забыл: квас, чипсы, а лучше и то, и другое). Пришел с убитым видом: магазин-то здесь есть, но он уже который месяц, как закрылся на обед… Тьфу, то есть, на ремонт. Не работает, короче.

Выскочили в залив, проскочили южнее Папинсари, и вот он гнилой залив Яккимваара. (Ура! На это место уже есть карта!) Кстати, а почему залив с окончанием «ваара», которое вроде значит гора? Зыбь не сильная, вполне прилично идется, но между островами будет, надеюсь, совсем хорошо. Да и чайку бы тяпнуть. Ребёнкина фляга на исходе, а в чистоту этой воды даже я не очень верю. Моторок опять толпы. На горизонте парус - какие-то реконструкторы ладью не иначе изобразили. Двинули на СВ вдоль Кюльвяянсари. После первого сужения протоки взмолился: хочу-чаю… Здесь есть надежда на свежую воду. Вылезли на бережок. Немного скользко и обрывисто, но вполне проходимо.

Мышь: Солнце к этому времени добралось уже и до «подготовленных Крымом» (по горделивому выражению Татьяны) мужчин Семкиных. Даже папа Миша обгорает потихоньку. А баллон с «Пантенолом» остался один… Тим, правда, гневно отказывается: мол, не хочу снеговика изображать, но надолго ли его хватит?

После чая жизнь начала налаживаться. В планах было найти стоянку на этом острове, потому что ближе к Ладоге мы их не помнили - сплошные обрывистые берега. Сразу за поворотом протоки на левом берегу обнаружилась капитальная стоянка. Стол с каркасом для навеса, лавки, естественно, мангал. Вышли на полюбоваться - увы- чудес не бывает. В кустах свалка из бутылок и пакетов, по тропинке вдоль берега плотное «минирование», и, главное, хреново с дровами. Стоит здоровенная орясина (осина?), и всё. А до нормального леса полоса кустов. Нет, мы, конечно, и хуже ночевали, но время есть, силы - тоже, попробуем пройти дальше. Дошли до Хепасалонсари. Есть несколько скальных лобиков, где, вроде можно поставить лагерь, но что-то все не то: места мало, площадка неровная. Сходили даже на материковый берег - нет в лайфе кайфу. На очередной горушке обнаружилась грунтовая дорога к каким-то сараям. Забраковали и ее. Пошли грузиться в байды, Волька пропала. Оборались! Она нашлась, задумчиво гуляющая в папоротниках. Видимо, процесс посадки-высадки из байды достал нашу тонкую и ранимую барышню. Меня, вообще-то, тоже, но стоянку то найти надо…   Что делать, завершили круг почета вокруг о-ва Лауксарет и вернулись к не одобренным ранее лобикам на Хепе.

Вылезли через камыши на бережок. А что, неплохо: высоко сижу, далеко гляжу. Пробежался по берегу - ага- есть упавшая елка, на костер вполне хватит. Остаёмся.

Места для 4(!) палаток маловато. Нам, конечно, не привыкать спать между кочек, да и Мышиная палатка «Бриз» басковский кое-как умещаются на полочке, а Тимон ходил туда-сюда и всё не мог определиться с местом.

Мышь: На самом деле, мест было аж целых два: узкая скальная «полочка» и небольшой «пятачок». Порешили: мою палатку разместить на полке, а Тим свою поставил на втором месте. Говорили, что больше «длинных» стоянок не будет, даже на любимом нашем Самматсари задержимся всего лишь на несколько часов. Разве что на Путсари денек можем постоять, если успеем. На остальных островах будем только ночевать, но меня это не особенно печалит (хотя моя полочка – просто прелесть!) Опс! Проблемы с палаткой. Треснувшая еще на Ихе (или еще раньше, когда сушилась на Койонсари?) часть дуги решила показать свой норов. Прошу о помощи.

Хотя очаг здесь старый был, решили готовить в мангале. Это техническое действо доверили Тимону. Он развернул упаковку, начал сборку. «Ой» - говорит - «деталей не хватает»… Посмотрели, в обертке пусто. Как же так, это ж фабричная упаковка! Мишка Внимательней осмотрел комплект - ЭВРИКА! Детали просто попарно прилипли друг к другу. Ура, собираем на бис. Я давно подозревал производителей в человеконенавистничестве. Мало того, что края деталей острые, как бритва, так эти крючки расползаются при монтаже, как тараканы, нет, чтоб простую защелку поставить. Короче, собирали мы этого мустанга-иноходца вдвоем, и это не была тривиальная задачка…

При установке Мышиного Бриза лопнула трубка дуги. Попробовал надеть на нее втулку с нашей Ганешки. Получилось, но со скрипом. Не понял, но решил отложить вопрос до дома (оказалось, диаметр трубок у Бриза больше).

Соломина пошла рыбачить. Лобик, конечно симпатичный, но, как бы не поскользнуться.

Конечно, поскользнулась, Мишка Семкин меня за шкирман вытаскивал. Рыббы вдруг начали клевать, как бешеные, даже моторок, каждые пять минут проходивших мимо, не боялись. Я одним глазом смотрела на красивейший закат, вторым на поплавок. Что эти рыбы так оголодали, погода меняется, что ли? Жалко, что быстро стемнело, поплавка не стало видно.

Разобрался с барахлом попробовал тоже ловить - нет, не рыбак я. Тимон попытался собрать себе удочку, но не смог. А что там сложного?!

Поскольку вместо костра у нас мангал, попытались установить на него каны. Но при такой толщине металла, даже пятилитровый кан грозит расплющить всю конструкцию, пришлось навесить трос.

Пока ужинали на стоянке на дальнем острове народ начал «гудеть». До них, конечно, метров триста, но слышимость по воде идеальная. Уже стемнело, и народ перешел на частушки типа:

«Помидоры-помидоры,
Помидоры овощи.
«Она» едет на такси,
«Он» на скорой помощи»…

Припомнил батюшкины частушки того же плана и слышанные в других местах… Ностальгия. Хороший вечер, славно, что дотянули досюда.

Мышь: снова шикарный закат… Отзвон бабушке. Все с нами в норме, прошли туда-то, прости, что не звонили – связи не было. Да, и опять обгорели. Икону заберем, но только если. Извини, может не получиться, но, если выйдет… Нам просто поторапливаться надо, чтобы уложиться в срок… Да, все нормально. И тебе доброй ночи.

Закаты здесь шикарные, но на этот конкретный наползали кучевые облака. Выбирать нам, если честно, не приходится: дождь-не дождь – а пойдем завтра.

Спалось почему-то беспокойно (недоустала?), и я в итоге проспала. А Тим, как утром выяснилось, вообще из своей палатки в родительскую ночью ушел.

«Мы ребяты-ёжики, по карманам ножики»…

Продолжая тему персональной туристской посуды, давайте обсудим элемент «Н» из привычного обозначения «КЛМН». Итак, НОЖИ

Как и прочая посуда, ножи слабо влияют на прохождение и безопасность маршрута. И, строго говоря, их можно брать даже не на каждого участника маршрута, на чем сэкономить грамм 100-200 на человека. Однако, в большинстве случаев, такая экономия создает больше проблем, чем плюсов. Поэтому, на уровне неписаных правил считается что нож должен быть У КАЖДОГО взрослого (а у нас и детям лет с 5) участника похода. Хоть какой-нибудь! Так какой нож выбрать?

Легковесное…

Развитие «легкоходного» туризма не обошло и ножи. У тех людей, которых я встречал, зачастую с собой были простенькие кухонные ножи типа:

.
Тонкий клинок сантиметров 10 длинной, малый вес (28г), копеечная цена- мечта. А с учетом, что резать приходится обычно мягкие вещи: продукты, упаковку, реже веревки- этого и правда достаточно. Да, работать по палкам таким ножом не желательно, но для этого есть специальный инструмент. Чтобы таскать такой нож на себе (рыбалка, грибы) придется сделать ножны, например из пластиковой папки, но это сущие пустяки и по весу и трудозатратам.

Всякие «катеры»(канцелярские ножи), скальпели и прочая мелкота, конечно, тоже может что-то отрезать, но это уже совсем изврат, как и изготовление ножа из консервной банки или разбитой бутылки.

Чему нас учит классика.

Казалось бы разнообразие ножей совершенно хаотично: длинные и короткие; широкие и узкие; толстые и тонкие. Однако, если проанализировать традиции и опыт производства и использования ПОЛЕВЫХ ножей, вырисовывается явное предпочтение потребителя. Это ножи с клинком 9-11 см.

()

Ох, каких только разновидностей нет среди этого железа! Фиксы и складные, узкие и широкие, с ровным лезвием и серейторы… Ну, последние, как раз, для леса не желательны - сложно править фигурную режущую кромку, хотя, если нож должен работать стропорезом- вполне. В остальном выбор зависит ТОЛЬКО ОТ ВКУСА покупателя. Обычно складные ножи тяжелее фиксовых, хотя Opinel вполне легок и достаточно резуч. Не желательно брать балистонги(«бабочки») и спринги («выкидухи»), кинжальные(обоюдоострые) - опасные и бесполезные железки. Не желательна углеродистая сталь - нержавейка более неприхотливая. Но, пожалуй, лучшим ножом этого класса я считаю «найденыша» () , привезенного из Карелии. Найти такой же удобный нож за разумные деньги до сих пор не удалось.

Маловато будет…

Как и у многих, у меня к ножам куда больше требований, чем простая утилитарность. Поэтому, после долгих лет всяких походов, я склоняюсь к более крупным фиксовым ножам, с клинком 12-14 см. Да, они тяжелее, к ним нужны ножны и ремень, но «хочется чего-нибудь такого»…


(). Более длинным клинком удобнее резать крупные куски от батона и дальше. Можно использовать вторую руку при резке мерзлых продуктов и обтесывании деревяшек. При большой нужде можно и полено развалить (появился такой термин «батонинг»). Да и банку консервную открыть не проблема. Верхняя пара ножей с толщиной чуть больше 2 мм толщины, этого хватает практически на всё. Нижняя пара- "ломики" 5 мм толщины брались только из расчета, что их можно метать. Да, я знаю, что метание- метод убийства ножа, но дурацкие привычки живучи...
(Во насочинял… Скажи уж прямо: кина в детстве пересмотрел.


)

А еще больше ножики могем?! Да, в быту многих кочевых народов имеются еще более крупные ножи: кухри, мачете, паренг, леука… И в наших рюкзаках они тоже не редки - у них тоже есть своя область применения - работа по кустам. Это такие «недотопоры». Но это, как говорится, совсем другая сказка.

Каждому овощу свой фрукт…

Нож на выезде один из немногих инструментов, который всегда с собой. И, вроде, не много дел в лесу, а так хочется УДОБНО работать. Но вот для тонкой работы нужно тонкое сведение, а для поленьев - грубое. Добро, с 19 века придуманы многопредметные ножи. Законодателями в этой области долгое время были швейцарцы. А вслед за ними и по всей Европе да и в СССР широко изготавливались аналогичные

.
10-11 см клинок с приличной геометрией и неплохой стойкостью дополнен открывалками (вдруг вы еще с банками ходите?), шилом, и штопором (он не только для любителей вина, но и вместо свайки для распутывания узлов). У многих ножей этого класса клинки имеют стопор, защищающий от случайного складывания. Остальные приблуды: пилы, нутровщики, ножницы - кому что нравится - уже погоду не делают. С учетом весьма средней цены эти ножи, пожалуй, являются идеальными для низкокотегорийного туризма и прочих путешествий. Кроме того, совершенно гражданский внешний вид ножа меньше мозолит глаза бдительным гражданам.


Для полного набора инструментов не хватает разве что пассатиж. И с 1990-х годов на рынке появились комбинированные инструменты Лизерман, а хитрые китайцы их размножили как кроликов. Даже новое слово придумали «мультитул». Строго говоря, это не нож с пассатижами, а пассатижи с ножом и др. шнягами. Именно губки дают основной вес инструменту, а необходимость впихнуть прочие дивайсы диктуют форму коробчатых рукояток. Скажу честно, я уже много лет хожу с такой железкой на поясе, но в городе () .


Если в тур-группе есть человек, отвечающий за снаряжение, мультитул для него вполне логичное походное устройство. Но считать его разумным личным снаряжением в походе - это вряд ли.

Ножики-авоськи

«Какая горькая вещь-разлука.
Кто не терял, тому не понять…»

Тот, кто оказывался в маршруте без ножа, надолго запоминает это неприятное ощущение, сравнимое разве что с потерей штанов.

Очень хочется избежать повторения такого в дальнейшем. Направлений борьбы два: беречь как зеницу ока основной нож, или носить резервный. С сохранением все просто: внимательность и аккуратность. Можно еще к себе прицепить, чтоб уж наверняка

() .

Задача такого резервного ножа, кроме основных качеств, быть легким и незаметным: обидно же таскать лом просто на всякий случай. Поэтому и здесь самыми удачными оказались швейцарцы (и их клоны), но уже размера «офицер» ( ). С тех пор как был пошит поясной чехол для такого ножа и зажигалки, они никогда на снимаются с пояса лесных штанов.


И открывалка экономит заточку основного ножа, и шило часто нужно. А уж если с ножницами, даже некое подобие приличия создает: ногти да заусенцы можно состричь.

Заключение

Любой подбор снаряжения – процесс творческий и неторопливый. Но, если надо выбирать быстро, не поленитесь, и распишите для себя задачи, которое должно решать ваше снаряжение в походе. Здравого смысла для не очень глупого выбора, как правило, вполне достаточно.

Охватить ВСЁ разнообразие ножей я не собирался- их много, а я один. Сециальные ножи должны подбирать себе знающие люди, а многочисленные тактические "ужоснахи" пускай таскают их производители. Те ножи что здесь описаны я или пробовал, или аналогичные.

Ладога 2015. Не отчет, а, просто, заметки.

Фотографии здесь: http://chs-65.livejournal.com/photo/album/6453?page=1
Ладога 2015
31 июля - 15 августа 2015 г(рис.1)
Преамбула
Идея этого маршрута родилась после 2007 года, когда мы прошли от Сортавала до Лахденпохьи через шхеры северной Ладоги. Надо ж было посмотреть, что там дальше на юг. И вот, наконец, мы собрались. Снова 3 лодки. Итого: 6 рабочих (из которых Васин Миша новичок) и 1,5 пассажира: Тимон и Волька.
Сначала, когда стали прикидывать маршрут, я, было, загрустил: всего две недели времени и расстояние что-то около 60 км - делать нечего. Вот только 3-я байда - свежекупленная, хоть и
б-ушная Ася, о свойствах которой, мы не имеем представления. Так что, запас времени это правильно, чтобы не торопиться. Местом старта определили мыс Оборонный на берегу Ладоги, чтоб город Приозерск не мешал.
Еще в июле в Расторгуеве лодка-шедёвр инженерной мысли была развернута и отревизирована. Ну, что про нее сказать: решето, но восстановимо. С учетом, что Ася это КНБ, она не потонет, но идти будет криво. Началась массированная склейка(рис.2). Вроде, основные дыры залатали до старта, но Ладога покажет.
С учетом происков РЖД, приняли решение, что самые проблемные грузы: байдарки и собака (ну, и всякие прочие тяжести до кучи), должны ехать на машине, благо в группе она есть. Соответственно, Семкин, я, и собака должны стартовать раньше, и встречать народ на месте старта. Ну, поехали.
Дневник (С более поздними дополнениями и комментариями. Ой, как я отвык писать дневники!)
31 июля, пятница, 15-20
Загрузились к Семкину в Ниву с собакевной, байдаркой и моими вещами. Синяя герма-рюкзак уютно расположилась на верхнем багажнике вместе с 3 байдами. Заднее сиденье забито вещами, поэтому Вольке предстоит ехать у меня под коленками.
1 августа, суббота
Ехали всю ночь и к 8 часам утра оказались в Приозерске. Начали искать место для стоянки. Первоначально выбранный мыс Сторожевой с турбазой оказался закрытой территорией вояк. Вся прибрежная полоса на восток до города перекопана, не встать. Решили уходить на северо-запад. Через садовые участки выбрались на песчаный пляж (N 61° 05,149' E 30° 04,971')(рис.3). Место явно популярное, наступила суббота, и, как результат, народу - что людей. А, где появляется наш советский человек, за ним следует свалка. Но, что поделать, придется парковаться здесь – нам еще народ в Приозерске встречать, а Мишке нужно выспаться после ночного перегона. Хорошо, что есть машина, а то за дорогу совсем разрядился мобильник - поставил заряжаться. Начал ставить палатку, лопнула трубка каркаса. Интересно, это я с устатку, или усталость металла, все-таки место максимального перегиба. Поставил временную трубку-обойму, вернемся домой - надо менять. Палатку поставил, спать вроде не собирался, но таки заснул.
Начал разбирать привезенное барахло. Достал старую ветровку: взял на безвозврат. Оглядел и офигел: основной молнии нет. Ну, и нафига она мне здесь- прослойку под пено-сланями для собаки создавать?!
Не, день не задался: попытался натянуть старое полотно пилы на лучок- трык- пила сломана, рубаха порвана на груди, хорошо мне не досталось. Плюнул, сел зашивать рубаху.
Приехала наша основная группа(рис.4). Теперь все в сборе, можно считать, группа на старте.
2 августа, воскресенье
Неудачный день мы выбрали для закупок - воскресенье. Ну, да ладно. Несмотря на жару и вчерашние посиделки попробовали собрать байды. Васин попытался собрать свою Асю (вот же ж каламбур: «Ася Васина»!) и понял, что не хватает стрингеров… Это… каюк! Стали соображать, где можно найти запчасти. Вероятно, ближайшее место - фирма возле моста через Вуоксу, которая, судя по рекламе, делает катера. Дальше - Лосево и Питер. И, как на зло (или к счастью?) сегодня воскресенье. Но здесь Миша залез в описание лодки и с удивлением узнал, что ТАК И ДОЛЖНО БЫТЬ. Общими усилиями, Ася таки собрана, хотя для фальшбортов пришло прожигать отверстия - как же ее прошлые хозяева собирали?! Процесс сборки Аси занял с 12 до 17 – т.е. «каких-то» 5 часов(рис.5). Наша Арбуся собралась практически без проблем, даже при сломанном креплении 2-го стрингера к штевню (замотал скотчем). Большинство сочленений продублировал пластиковыми хомутами.
Стрингера нашлись- это хорошо, но прочие покупки это не отменяет, и Семкины поехали в Приозерск. Пожалуй, стоило сделать это и мне, посмотреть на всякие памятники и танки в городе, но после суеты конца июля не могу… Собака куда-то сбежала и возвращается довольная. Оказывается у соседей тоже пес, а наша у них подклянчивает. Вернулись Семкины с закупками и арбузом. Говорят, было все, кроме спирта и тухи по нормальным ценам, но мы уже изрядно закупились в Москве.
По горизонту бродят дождевые тучи, и у нас периодически капает(рис.6). Натянули тент.
3 августа, понедельник
По плану сегодня перегон Нивы в Ландоху. Собственно этим делом будут заниматься чета Семкиных. Весь прочий личный состав – по фантазии. Настасья считает финансы(рис.7), я пропитываю палатку, Васин клеит уши на байдарку. Последние сутки мимо нас регулярно дефиляют какие-то дети лет от 5 и старше, когда с родителями, когда без. Мышь с Тимоном вчера вечером провели разведку, говорят, там песни про Христа поют. Надо сходить послушать. Пришли, пообщались. Оказалось, питерские баптисты, то-то одежка у них специфичная(рис.8).
Наська прогулялась дальше по берегу и нашла чудной дом-корабль(рис.12).
Тимон, пользуясь попустительством взрослых поедает какао(рис.10). Короче, все отвисают. Мимо нас по озеру рассекает десантный корабль(рис.11). Уж чего ему не ймётся?!
Наконец, из Ландохи вернулись Семкины и привезли Настасье как самой рыбачке домашних питомцев: баночку дождевых червей и баночку опарыша. Придется их гулять и кормить, холить и лилеить пока не используем.
4 августа, вторник
Первые сборы были грандиозны. Собакевна долго носилась и суетилась, пока ее не усадили в байду(рис.13). Собраться и погрузиться смогли только к 16 часам, и, наконец, вышли на маршрут. Ася ведет себя кое-как, да и у нас баллоны резко остыли и опали. Подошли к соседнему острову с остатками какого то в/ч. (рис.14, ) Металлоконструкции, причальные бочки… Мы пристали возле старого деревянного пирса. Вчера Васин спросил про скорость байды, глянул на Гармине- Мышь одна выдает 4,1-4,6 км/ч. Со мной до 7 км/ч.
Держим С-СЗ. Несмотря на поздний старт, непривычность нагрузки и необходимость поддувать баллоны довольно бодро пересекли границу Карелии и стали искать место для стоянки. Судя по всему, народу здесь проходят кучи: дрова найти сложно. Наконец, нашли более-менее ровную скальную сковородку и встали на ночевку (N 61,15181° E 30,037°). В камнях нашел чей то воблер, а Мышь - титановую вилку. Но комары и мошка жрут!
На вечерней зорьке Мишка с Тимоном поймали аж 4 секельдявки типа плотвы. Тимон их решил вынуть из садка и запустить в большие лужи на нашей стоянке.
Лунища!(рис.15)
5 августа, среда
Ночь принесла сюрприз. Ни свет ни заря, Волька начала рваться на волю. Выпустили - мало ли зачем ей надо - потом она вернулась, и мы спокойно доспали до 8 утра. На завтраке выяснилось, что пропал половник. Татьяна видела по утру, как в районе «стола» крутился какой-то зверь типа белой лисы, и с хвостом явно не Волькиным. Решили, что он и спер половник. А наша ЧОПа т.е. Волька его проспала… А секельдявки в луже сдохли зазря.
Опять идем СЗ. Вылезли возле мемориальной доски (N 61°10'17” E 30°02'19”)(рис.16, 40, 41). Здесь тоже рядом засиженная стоянка, но нам это слишком близко, идем дальше. С самого начала рассчитывали встать на острове Кильпола. Завернули за угол, и вот она, бухта моей мечты: лесистый пологий склон, гнуса не много. В довершение всего кроме черники нашли землянику в довольно приличных количествах. Это в августе то - чудеса!(рис.17) (N 61°11'15” E 30°01'34”) Остаемся.
6 августа, четверг
Утром решили не уходить: Тимон с Машкой приболели, а с Ладоги пошла волна.(рис.18) Татьяна с Настасьей пошли погулять пешком, говорят, за островом совсем тихо, и там пережидают непогоду всякие яхтсмены.(рис.19) И грибы!(рис.20,21) До кучи начался дождь. Натянули тенты у костра. Глянул на палатку изнутри- чо та подкапывает тентик - не критично, но не приятно (не иначе проклейка швов отстала). Выпили за погоду раз, другой, вроде и наладилось. Глянул на наших «Лялю и Долю» (Татьяну и Настасью) в одинаковых розовых курточках, хотел Семкину об этом сказать, глядь, а на нем серая комуфляжка как на мне - видно это заразно.
7 августа, пятница
За ночь погода окончательно наладилась и мы двинули дальше.Первый перекур устроили на каменистом островке(Пунакевансари?).(рис.22) Татьяна рассказывала, что они на нем нашли могилу кота-путешественника. Этот переход был, пожалуй, ключевым. Большая его часть шла по открытой Ладоге. Всяких лодок кругом - завались! Прошли маяк Куркиниеми (N 61°13'32,5” E 30°04'41,1”)и полуразрушенную церковь (N 61°13'40,6” E 30°05'09,9”) на островах Есугарт(рис.23,24). Может быть из-за пятницы, на большинстве мест уже кто-то припарковался, найти стоянку оказалось непросто. Ушли в протоки и стали выбирать не торопясь(пан.2). Предложенный мной лобик народ дружно охаял и мы переползли чуть в сторону в залив Синюга (N 61°15'37,6” E 30°06'07,7”). Поскольку весь день светило и качало, Татьяна дошла совсем до сине-зеленого состояния. Стараниями Семкина приготовились макароны, а Настасья пошла рыбачить(рис.25). Рыба совершенно подло объедала червяков, топила поплавок, но попадаться совершенно не собиралась. Пришлось заменить крючок, и для обкатки забросить в воду. Не скажу что с первого раза, но я таки выдернул одну – первую - рыбу и уступил орудие лова нашей рыбачке. К вечеру кроме 2 сорвавшихся, у нас было 5 пойманных, которых торжественно и поджарили(рис.26).
8 августа, суббота
Устроили помывку-постирушку на слипах… Сколько идет байдарок! Не иначе, из-за выходных.
А потом Мышь спровоцировала всех на спортивные соревнования и все дружно начали вспоминать спортивную юность(рис.27).
9 августа, воскресенье
Уже дня три Тимон нудел, что ему надо в поселок за какао и квасом. Здесь на маршруте до жилья было ближе всего. Рядом поселок Вяттике, чуть СВ – Терву. Может мы и миновали бы их по открытой воде, но у старшего поколения, завязывающего с курением, ВДРУГ выяснился дефицит сигарет. Пошли. В Гармин сразу забил координаты Терву. Налево по берегу (почему-то загороженному сигнальной лентой) и мы уперлись в поселок. Гут, вот только Гармин говорит что до Терву еще с пару километров. Сравнил трек с рисунком карты - так это ВЯТТИКЕ! (N 61°17'07,7” E 30°05'10,9”). А к Терву должна вести правая протока, заросшая камышом. Грешен, когда подходили, направо не посмотрел. Пока я занимался этими умозаключениями, мужики принесли подтверждение- в Вяттике магазина нет, надо идти до Терву. Поддулись и пошли по означенной протоке.(рис.28) Слева по ходу – центр цивилизации: часовня, пирс, и памятник зенитной ракете (в гугле значится «Стартовая площадка ЗРК С-75»).
Дошли до Терву (N 61°18'45,2” E 30°07'22,1”) и встали у моста через речку. Вернулся народ с пивом и сигаретами - по закону жанра, магазин здесь не работает, пришлось искать продавщицу и закупаться на складе. Видимо, из-за силовых попыток сняться с камней Арбусю повело, и она лажит направо. Пристали поправиться перед выходом на открытую Ладогу (N 61°17'43,8” E 30°08'44,3”)(рис.), вроде пошло легче.
На открытую воду не полезли, а пошли по проливу севернее Лауватсари. И, когда его уже почти прошли - в проливе Ладога видна - встали на стоянке (N 61°17'26,0” E 30°12'29,7”)(рис.30, 42). Перед нами здесь видимо стояли крутые рыбаки - по стоянке валяются поплавки и спутанная сеть(пришлось пожечь). За дровами, правда, надо идти вверх по склону до кондового леса, но там они уже напилены, устроились на ночь. Стали навешивать канны, порвали костровой трос. Хорошо, что вода была холодная, никто не пострадал, пришлось связать.
10 августа, понедельник
Весь вечер и утро по проливу шныряли всякие плавсредства. Утром пошли дальше на СВ. Первоначально собирались дойти до Котасари. Но Татьяне был нужен соседний остров – Ихосари (там какие-то метавулканиты), и мы двинулись к нему. Мимо нас пронеслась пара цапель, но заснять их я так и не успел. Коллеги заявили, что наша Арбуся- это цирк с музыкой и медведем, причем, Волька из нас самая приличная... На подходе, когда уже «южное полушарие мозга» окончательно отсиделось, заметил какое-то строение на берегу у пляжика. Им оказалась баня, обшитая синт-мешковиной. Рядом совершенно дивная капитальная стоянка со столом. Решено, встали.(N 61°19'34,6” E 30°18'50,3”)(рис.31) Прокатился с Настасьей на Асе - да, управлять ей еще то удовольствие. Не зря Мишка Васин пытался ей стабилизатор из какой-то осины на корму приделать.
11 августа, вторник
Утром Васин сказал, что приболел, и надо денек отлежаться. Не скажу, что это хорошо, но погулять пешком по острову мне очень хотелось, и запасной день был как нельзя кстати. Мышь и Тимон двинули за черникой. Мы с Настасьей пошли пешком по острову по часовой стрелке (пан.1). Островок на карте смотрелся маленьким, но обходить мы его замучились. Главная проблема - мох, который практически не держится на камнях и проскальзывает под ногами. Уже приближаясь к нашей стоянке наткнулись на избушку - кто-то здесь капитально живет(рис.32). Ну, а Ладога, как обычно, прекрасна. И вдали виднеется Валаам. Сиди и смотри(рис.33).
На стоянке, пользуясь теплом, хотя бы искупались и постирались. Тимон попытался нарушить договор, за что получил нагоняй.
12 августа, среда
День большого перехода. Поскольку срок нашего маршрута приближается к концу, надо двигаться к Ландохе. С открытого озера в наш залив бьет волна. Поэтому пошли по протоке к о-ву Сикасари, чтобы приблизиться к коренному берегу. Все бы ничего, но в одном месте поперек пролива есть мель (N 61°20'56,12” E 30°15'04,8”- называется «щучья протока»), что из байды надо вылезать. Вот на этой то манипуляции я и поскользнулся в воду. Несколько секунд купания, глоток адреналина, и можно плыть дальше - спасибо спасику. Но, по суете, свернули не в ту протоку и почти километр прошли на юг, пока не сообразили, что нам в другую сторону. Вернулись, пошли на СЗ. Но Ася вдруг резко сдулась. Пришлось вылезать на островок (N 61°21'46.70"E 30°13'8.42"В), благо там была покинутая стоянка, устраивать обед с проклейкой. Под вечер, как обычно, ветер улегся и дальше двинули уже, не считая километры. На коренном берегу наткнулись на странную пирамидку(рис.34) Что бы она здесь обозначала-загадка. Единственным затыком оказалось место лагеря. На подходе долгожданный Тимонсари смотрелся страшновато. Поэтому я предложил встать на острове, не доходя (N 61°25'12.32" E 30°15'46.91"). Однако народ подудонился и после разведки четы Семкиных, переправились на мыс острова Тимонсари (N 61°25'37.17" E 30°15'37.92"). Разгружались и ставились уже под начинающимся дождем. Срочно натянули наш тент, и на газу сделали чаю. Теперь до Ландохи остался один переход и два дня в запасе.
13 августа, четверг
Дождь благополучно прошел. День посвятили мелкой суете(рис.35, 37). Мышь собирала чернику. Настасья с Васиным клеили баллоны байды, Семкины собирали грибы. Вечером заложили геокешевый тайник. Пытался отснять радугу- с переменным успехом(рис. 36). Весь день Татьяна доказывает, что у Соролы прохода нет, но количество моторок, идущих мимо нас, говорит мне об обратном.
14 августа, пятница
Поднялись ни свет ни заря. Вчерашний ветер улегся. Шустро закидали Арбусю и отошли от удобного берега - уступить место для остальных. Тут понял, что Гармин упакован вместе с вещами, трека не будет. Пока усаживал удобней Вольку, нащупал на ней клеща. Клещедерка под моей банкой - доставать неудобно. Взял нитку у Мыша, стал выкручивать ей. Достал вроде целого, сытого, но дохлого и утопил. Зеленка тоже будет в Ландохе. Пока отошли остальные у нас уже баллоны осели. Грябаем с Мышом и ищем где б подуться. Нашелся пляжик с тростником. Вылез, хотя и топко но, кое-как подкачался, и мы пошли догонять народ. В этой части озера уже бьёт жизнь: строятся частные дома, есть пристань (на коренном берегу) с подходящей дорогой. Пока разглядывал окрестности, глянул под ноги: с ножовки слетел чехол, и она зубьями лежит у баллона. Переложил на фартук. При приближении к Ландохе на проливах появился ветер. Волны не прибавилось, но парусить стали заметно больше. Само озерко прошлось легко, только найти вход в протоку издали не получилось - ломонулись наобум. Под тростником а потом под берегами ветер практически стих. Опять спускают баллоны, чтоб им… Впереди показались дома и деревянный мост, по которому проезжают довольно крупные джипари. Над правым пролетом почему-то синтетические цветы. Пристали слева перед мостом - мелко и топко. Поддулся, собака прогулялась и полезли грязными ногами в лодку. Пожалуй, это будет самое грязное возвращение с воды. Сразу за мостом у каких-то руин стоит кораблик - уж чего он здесь забыл?!
Ладно, грябаем дальше. Вышли из-за мыса и вот он наш милый «вмордувинд»! На волне это пока не сказалось, только парусим, но идем нормально. Разглядываю берега. Здесь ближе к городу тоже появились новые крепкие дома, но обилие полуразваленных лодочных сараев удручает. Хотя самый контрастный участок, конечно, возле лесозавода(?). Новый квартал с фирмой по прокату лодок и катеров и эти развалины. 12 с мелочью высадились на пляже возле пристани.
Все как положено: грязный песок с битыми бутылками. Ландоха здесь не изменилась. Изменения начинаются метров 50 дальше. Там появился памятник РОССИЙСКОМУ ФЛОТУ(N 61°31'2.49"E 30°12'23.07")(рис.38). Вот же ж «Город флотской славы»! Чуть дальше, деревянная часовня Валентина. От старой веранды остались одни бетонные столбики фундамента. Но я б так не плевался на этот новострой непутевый, если б здесь же не красовалась здоровенная куча мусора и грязные бетонные руины.
Вынеслись за памятник, сбегали за пивом, и начали собираться. Сначала на автобус отбыл Васин. Потом Семкин приехал за барышнями и Тимоном и мы ВМЕСТЕ расстегнули таки шпингалеты Аси – надо заставить Васина их шлифовать! Наконец, уехала и вторая партия, и мы с Волькой остались одни над огромной кучей барахла. Разборка Варвары прошла практически без проблем. Главное оказалось аккуратно сложить шкуру, все остальное прошло без больших проблем.
Перекурил, начал разбирать продукты. Ох, как я матерился! Ну, то, что у нас осталось 2 гермы крупы в бутылках и тушенки, я знал. То, что сала и сыра прикупили с избытком - тоже не проблема, бывает. Но когда я увидел 3 картошки, 2 морковки, луковицу, открытый блок спичек, початые пакеты макарон и соли - вот здесь я не выдержал. Ну что бы оставить их на последней стоянке?! Набрал полную авоську объедков, отнес и повесил на ворота часовни – глядишь, кому пригодится.
Подошли местные парни. Слово за слово, выяснилось: здесь лето началось 2 недели как. Выходит, мы привезли, как в старой песне: «Дождик привожу в пустыню я, солнце раздаю хорошим людям»...(Накаркал: только по весне сказку закончил, где в финале ГГ поет эту песню в районе Ландохи.)
Вернулся Мишка. Загрузились даже компактней чем из Москвы. Для Вольки осталось место на спасиках на заднем сиденье. Ну, поехали… Мишка еще сомневался, ехать ли через север или через юг озера, но в конце концов, повернул на Сортавала. Пожалуй, этот вариант был не столько лучше, сколько интереснее, я с ним согласен. Дорога в большинстве мест или хорошая или ремонтируется непосредственно сейчас. Главная и длинная «задница» нас встретила западнее Питкяранты. Но кое-как прокрались через это приключение и докатились до Погранкондушей. Я понял, что Мишка тянет к знакомой ему стоянке. В принципе для ночевки у нас все было: вода, еда, газ, поэтому, когда он свернул на колею, а она никуда не привела, мы плюнули, и остались там (N 61°12'38.82" E 32°15'11.17"). Сделали чайку, закусили бутербродами и завалились спать в палатке.
15 августа, суббота
Встал утром с больной коленкой. Ну, да ничего, пешком не ходить. Перекусили и двинули дальше к дому. Из всех суток дороги остались только 3 момента: Старая Ладога (N 60°0'44.12"E 32°18'5.31")(рис.39); памятники у Мясного Бора; и въезд в Москву, когда прихватило живот (от встречи со столицей?), и пришлось искать темный угол. На последнем издыхании аккумулятора (надо было телефон выключить на день!) дозвонился до Настасьи, чтобы она встречала у подъезда в час ночи.
Ремюзе
«Вот и кончен маршрут без единого трупа…»
Идет последняя неделя августа. Байда досушена и убрана. Дуга палатки исправлена. Можно подводить итоги.
По большинству параметров маршрут удался. Закрыт кусок карты, который долг8о нас к себе тянул. Вывод: южнее Терву делать нечего. Другое дело, что 2 недели - это издевательство. Только втянулся, и финиш. Маршрут пройден целиком и даже - о чудо - в нормальном темпе - было время оглядеться, собрать грибов и ягод. Рыболовные успехи жидкие, но на них мы и не рассчитывали особо.
Старые байды выдержали маршрут с честью, и готовы к новым свершениям. Ася, конечно, требует доводки и замены весел на более длинные. Пожалуй, мне желательно проверить баллоны на Арбусе, хотя, я думаю, что они травят на сосках.
Все живы-здоровы, чуть ли не здоровее чем на старте.
Теперь по минусам.
Косяк с избыточным продовольствием я понять не могу - надо контролировать хозяек. Они говорят, что взяли МЕНЬШЕ, чем было в моей раскладке, тогда откуда возникло СТОЛЬКО избыточного? Из-за долгого взаимного ожидания на плаву в расписании пропали перекусы, а это для моих барышень ОЧЕНЬ плохо. Что Тимон не может жить без конфет в кармане - допустим. Почему эти вожделенные конфеты так и остались валяться? Если это еда - должны знать и раздавать хозяйки, баловство - кто-то другой, но раздавать. В конце Тимон этим занялся, но остатки огромны. Кто их насчитал СТОЛЬКО? Понятие «расходник» мы ввели, чтобы на перекусах не перерывать весь груз. А если перекусов нет, тогда нафиг эта здоровенная ашановская сумка?!
Мои ляпы - гермочехол для фотоаппарата на плаву неудобен. С двуручкой вышел косяк, а цепочку я не взял. Карт оказалось мало – увы - принтер к отъезду не работал. По-хорошему, нужен нормальный ГПС и бинокль. Заряжать от моего вампира электронику не желательно: поддержать он еще что-то может, но зарядить – увы - нет. В аптечке опять от гастрита только сода (заставить Соломину, найти себе средства). Петли по бокам байды оказались очень полезными, но вязаться за них каждый раз плохо, надо заводить «паука» из эспандера. Довольно много снимал видео - это все-таки не мое, возвращаюсь к обычной фотографии. И надо придумывать столик для ГПС и фотика на плаву, чтоб собаке не мешать. А вот главный мой ляп - психологический. Знаю какой, но не скажу. Отсюда и малое количество фоток, и брюзжание, и…
На выходе: добротный поход на 4 балла.
Как говорилось в известном кино: «Хорошая была охота.- Нормальная».

Дорогие захребетники

Обойти эту самую заметную часть экипировки, конечно, невозможно. Правда, из-за своей тряпичности, они редко живут долго, а меняются быстро, поэтому картинок, видимо будет немного.
Доисторическое время.
Первый рюкзак мне купили в начале школы. Кажется, это был первый класс. Дерматиновый клетчатый рюкзачок купили на первом этаже Детского Мира вместе с новыми лыжами и жесткими креплениями. И рюк, и лыжи прожили со мной довольно долго, хотя и чинились не раз, но вполне оправдывали свое наличие. С рюкзаком мы успели даже пару раз прокатиться в однодневные геологические походы. Сменивший его брезентовый «Артек» (кажется) был сущим недоразумением. Тонкий материал, полукольца на лямках два мелких кармашка на ломких ремешках - классическая «альпийская» схема, доведенная до маразма.
С колобками по свету.
В 1980 году начались наши более-менее самостоятельные походы. Пару первых я проходил с «Пионером»- уплощенным рюкзаком, с двумя ремешками на клапане и одним карманом с такой же парой ремешков. Т.е. при желании, можно застегнуть клапан рюкзака на пряжки кармана, чтобы уменьшить высоту и объем поклажи. Главное достоинство этого изделия был кондовый брезент. Именно поэтому он дожил до нового века, хотя уже и в качестве упаковки для корзины под грибы.
Однако такого объема не хватало, и возник вопрос, что надо бы «чувал» (хотя само слово пришло позже, когда народ стал общаться с другими группами) больше. Дома к этому моменту был более крупный рюкзак «Памирский» со средней шнуровкой и двумя затяжными карманами. Теперь, много лет спустя, я начинаю догадываться, чем он мне так приглянулся, а тогда это чудо из спортторга просто не давало покоя. Он и стал основным моим наездником.
Лето 1982. Наличие шнуровки настоятельно требовало использовать ее для увеличения жесткости конструкции - затягивать сложенный рюкзак. Но первая же попытка затянуть рюкзак шнуром привели к отрыву люверса на затяжке. Жалко… Чего ж сделать? Пришлось нашить петли из шнура, дублируя и уплотняя линию люверсов. В таком виде рюкзак даже удалось затянуть, но уже на первых километрах марша, груз сполз вниз, и образовался «курдюк». На первой же стоянке изменил шнуровку, закрепив ее узелками. В результате объем оказался зафиксирован и почти не изменялся. Широкий клапан рюкзака с прочными вертикальными ремнями позволял складывать под него дополнительные вещи типа телогрейки или свернутой палатки. Очень хотелось разместить под ним и всякую мелочь, и с помощью матушки на внутренней стороне клапана был создан карман из старой джинсовки. Он занимал всю площадь клапана, и положить в него можно было изрядно.
Тем летом мы вдвоем приехали в Ступино. Несмотря на дождь, мы довольно удачно поставились и двое суток шарились по окрестностям. За это время перепугали 3 отряда пионеров, изображающих спортивное ориентирование; сами слегка перепугались, когда на нас вышел лось; прочесали окрестные ручьи на предмет красивых кремней и халцедонов. Улов оказался довольно скромным. Упаковывать образцы в глубину рюкзака не стали, надеялись на следующую удачу, но опять начал накрапывать дождик, и мы решили быстро сбежать. Чтоб уж совсем не было обидно, я прихватил пару наиболее симпатичных кусков каждый сантиметров по 20-25. Место для них нашлось в том самом джинсовом кармане на клапане. Такое размещение очень хорошо распределило дополнительную массу на плечи, и даже истертые накладки на плечевых ремнях вполне прилично позволили нести рюкзак по всей этой пересеченке. Дошли до автобуса, погрузились в электричку. Мест в салоне не оказалось, и мы остались в тамбуре. Ну и хорошо: спокойно доедим кильку в томате. А то как-то неудобно банку топором вскрывать на глазах людей. Доели рыбку, допили прихваченный чай, стоим, беседуем. Прибегают молодые девчата: «А можно мы на рюкзаки ваши сядем?» Да на здоровье, и барышня плюхается на мои образцы в клапане рюкзака. Если кто не знает, кремень при колке дает довольно острые углы, они то и встретили мягкие части тела нашей спутницы. Вот это был визг!
Станочная эпоха: «Только честным трудом можно попасть в семью горбатых»
В 1982-83 гг многие из моих друзей начали заниматься спелеологией. И, поскольку им приходилось затаскивать снаряжение в узкие «шклевотины», главным транспортным элементом таких экспедиций стал «транспортный мешок». Он же «транс», он же «сепулька» (последнее название найдено позже в книге В.Мальцева «Пещера мечты. Пещера судьбы», и в нашей среде не использовалось). Для переноски снаряжения при заброске на паршрут использовались рамы, похожие на охотничьи «поняги». Да и без трансов, такая спинка давала возможность УДОБНО носить рюкзак со значительным весом. Кто-то покупал станковые рюкзаки типа Ермак, Турист, более редкие Сенеж или польский рюкзак, чьего названия я так и не узнал. Все они стоили целое состояние – больше 25 рублей. Поэтому очень многие в меру своей финансовой и технологической смекалки пытались создать их аналоги в кустарных условиях. Пределом мечтаний был станок, сваренный из титановых трубок. Увы, добыть или заказать такое чудо могли очень немногие. Ну не варить же его из арматуры! Поэтому, самым распространенным материалом стали дюралевые трубы от каркаса раскладушки. Благо, до эпохи поголовного сбора цвет-мета было еще далеко, и на помойках такое добро встречалось регулярно.
stupino-may 1984
Хотя серьезной спелеологией я так и не занялся, в 1983 году решил сделать себе такое чудо. Ценой 3 сломанных полотен ножовки (не удобно пилить на балконе без возможности закрепить трубу) и целого дня потраченного времени, удалось получить из рамы все исходные материалы: 2 стойки-дуги, 2 полуполки, 2 поперечены, 2 отпора, и кучку железных укосин которыми все это добро крепилось между собой. Еще день ушел на сборку и «облагораживание» ПХВ-шной изоляцией этого произведения. С учетом, что соединения были на болтах М6 (в соседних школах меняли парты), а лямки представляли собой 5 сантиметровый капроновый ремень-чулок (с авиационной свалки), на таком сооружении можно было таскать килограммов 100, не опасаясь, что оно развалится. Емкостью для вещей послужил все тот же рюкзак «Памирский». Что ж, в путь!
8 марта 1984 года. Мои новые приятели по геологическому факультету решили отметить начало сезона вольным выездом. Из-за учебных дел я задержался, мы втроем со старыми подругами пошли догонять основную группу в Парамоновский овраг. Места те я себе еще не представлял. На нас троих была и палатка - польская «Варта», кажется 4-х местная. Хотя хозяйкой ее была одна из моих спутниц, как джентльмен я повесил этот тюк (по словам хозяйки 6 кг) на раму выше рюкзака. За счет станка нести, казалось бы, не стало труднее… пока дорога не оказалась покрыта льдом, раскатанным колесами автомобилей. Вот здесь я почувствовал прелесть высокого центра тяжести груза. Разъезжающиеся ноги в старых тур-ботинках приходилось переставлять исключительно аккуратно, а спину с рюкзаком держать очень прямо. Как мы дотопали до Парамонова, уже не помню, но мы оказались там. Нашей следующей задачкой стало перейти речку Волгушу. Из-за течения лед уже почти сошел, но вдоль разрушенной саночной трассы шел маленький деревянный мостик. И этого бы достаточно, но между мостиком и берегом зияет щель. Вроде и не широкая, но не перешагнешь, надо прыгать. Решено, переложил фонарь в левую руку и прыгнул. Удачно, хотя настил мостика и покрыт льдом, я успел схватиться за поручень, и устоял на ногах. Полдела сделано. Еще бы сойти аккуратно. И зазор не больше, вот только схватиться там будет не за что. Прыгаю, приземляюсь и получаю подзатыльник от догнавшей меня палатки. Спотыкаюсь и зарываюсь в снег руками, головой и рамой рюкзака. Глубина снега по локоть – не отфыркаться, не вздохнуть. А рама уперлась впереди и даже падать не хочет. А я на дороге еще и подпоясался, чтоб рюкзак не болтало. Короче: минут пять гимнастических упражнений потребовалось только чтоб упасть набок и развязать поясник. Тут и барышни мои подтянулись. Вылезаю из сугроба, роюсь в снегу. Ну конечно, фонарь не работает - сгорела лампочка. Места эти я не знаю, и нам приходится ломиться в темноте без дороги на довольно крутой борт долины по снегу почти до пояса. Через полчаса находим ровную площадку, и решаем остаться тут. И здесь, метрах в 200 от нас, слышен треск падающего дерева и стук топора. Оказывается, мы чуть-чуть не дошли до заветного лагеря.
1 мая 1984г. Про эту поездку я уже писал, она была во многом шедевральна. Итак, сразу после занятий в Университете я поехал в район города Верея. Электричка до Тучкова, потом автобус до Вереи. И вот, в начинающихся сумерках я выхожу на площадь. Где могут быть мои коллеги? Вероятно в лесу. Подхожу к бабушкам на лавочке: «Ой, милок, да тут кругом лес!» Весело. Иду, куда глаза глядят. Темнеет. Ладно, встанем, где придется. Только бы воды набрать. Где вода? Правильно, внизу. Начинаю спуск. Сначала было ровно, потом пошли колдобины, а там и под ногами какие-то препятствия. Включаю фонарь. Ба, да это я на кладбище зашел! Приходится лавировать между холмиков и тут меня ловят за рюкзак. Нет, я не суеверный, но перепугался. Начинаю оглядываться и понимаю: сук большого дерева (кажется, дуб) попал под дугу станка, и рюкзак на нем повис. Успокоил дыхание, слез с сучка и пошел спускаться вниз к Протве за водой и новыми приключениями.
Июль 1984г. С той же детской группой, что и на Протве, мы едем «на севера». Карелия, потом Хибины. Ах, какие места! А образцы! Отстегнул от станка маленький рюкзак «Артек», и мы пошли за перевал. Астрофиллитовый ручей оправдал свое название: образцов куча. Однако, пора возвращаться. Забрасываю рюкзак на спину и слышу грустное «Тр-р-рык!». Одна лямка вырвана с мясом. Дальше спускаюсь очень аккуратно, но поскальзываюсь на нижней осыпи, и отрывается вторая лямка рюкзака. Оставшуюся дорогу до базы несу его в объятиях. А на утро даже дышать мог едва-едва: застудил ребра.
Сделано еще несколько маршрутов по Хибинам. Образцы отсортированы и упакованы в пострадавший «Артек». Пора возвращаться в Москву, у нас еще должна быть геодезическая практика. Вхожу в свой плацкартный вагон. Мое место боковое. Из-за низкой платформы залезать пришлось с трудом. Вдвинул рюкзак до стенки, перевожу дух: вот поедем, тогда и рюкзак наверх заброшу. Мимо носится толстенький мужичок. У него куча сумок и станок рядом с проходом явно мешает. Видимо, глядя на мою красную и потную физиомордию, он даже не ругается, а предлагает, мол, давай я твой рюкзак заброшу. Да, конечно, если не сложно… Мужик хватается за раму, пытается поднять сооружение, тоже краснеет, и отходит, приговаривая: «Да, ладно, пусть стоит»… Еще через пару минут поезд трогается, а я вспоминаю, как надо дышать, и забрасываю по отдельности основной станок а потом маленький, но забитый камнями «Артек».
Хорошего, но не до слез!
Январь 1985г. Избыток прочности и веса моего самодельного станка и его убогий «дизайн» требовали замены. Вот тут-то на работе у отца началось всеобщее рюкзакостроение. В результате у меня появился очень симпатичненький вареный станочек из трубки миллиметров 12-15. Пройдя несколько подмосковных маршрутов, я с ним поехал на Кольский полуостров. Ловозерский и Хибинский маршруты пройдены, следующий наш объект - Ковдорское месторождение. Пересаживаемся в Кандалакше на местный поезд. Я хватаю свое чудо за раму и она складывается. То ли -30°С ее сделали хрупкой, то ли изначально трубки оказались тонки - не ясно, но факт - домой я вернулся без станка. Хорошо, что от «Памирского» лямки не спорол, когда на раму пристегивал.
«Словно крылья, реют грабли на спине»…
К этому моменту раскладушечный станок уже давно ушел на помойку, а к удобству прямохождения я привык. Около полугода я пытался приучиться к бескаркасникам - тщетно. И поэтому, при первой возможности я пошел покупать новый станковый рюкзак. Выбор в то время был не велик: Ермак, Турист, и Сенеж. Теоретически, продавался еще какой-то импортный станковый рюкзак с полкой, но найти его по магазинам так и не удалось. Самая толстая рама да к тому же не сварная, а на винтах была у Сенежа, вот на нем я и остановил выбор.
Уже при первом знакомстве стали понятны больные места этой конструкции: кармашки, надеваемые на верхние «рога» рамы. Они порвались буквально через пару месяцев, и всё время нашего сосуществования, мне приходилось их латать. Вторая странная деталь - кольцо для крепления лямок внизу. По всей видимости, его конструкцию «упростили» для удешевления и смысл в нем пропал. При первой же боковой нагрузка кольцо разгибалось и выскакивало. Ну да это ерунда, т.к. самих ремешков вполне хватило закрепиться за раму. Кроме того, из емкости было выпорото внутреннее дно, а сверху нашит тубус и еще один фронтальный карман, что заметно увеличило полезный объем. Ходить стало совсем замечательно, когда был приспособлен поясной ремень. Правда, однажды из-за того, что карабин поясника провалился в щель скамейки, я чуть не опоздал на электричку, и мне пришлось обрезать стропу ножом из-за голенища. А с появлением «пены» на бока рюкзака добавились ремешки от армейского сидора. А когда потребовался рюкзак для жены, мы завели второго Сенежа, на этот раз желтого.
Лето 1992г. Жена месяц как укатила на практику в центральный Казахстан. Я только перешел работать в геологический музей. Сижу в подсобке. Стук в дверь, на пороге моё негативное (выгоревшие волосы и обгоревшее чуть не до черноты лицо) Солнышко. Обнимашки, целовашки, а рюкзак то где? «Да я его на входе бросила!» Упрут же! «Не, такой не упрут!» Спускаюсь на вход, и, правда, стоит рыжий у столбика. Пытаюсь надеть его на себя, и понимаю – тяжело килограмм 30, наверное. А жена делится воспоминаниями: «Мне мужик предложил помочь рюкзак надеть. Приподнял, глаза выпучил, и спрашивает, мол, что у вас там, камни? А я честно киваю - ага, они самые». Сенежи проходили с нами где то до середины 90-х.
ЗЫ: после долгого перерыва уже в 21 веке завел себе такого же "зверька"
IMG_9380.JPG
Эпоха Зеленых Бегемотов
При всей удобности Сенежа, его объема постоянно не хватало. Внешняя навеска помогала, но не достаточно. Да и роль рамы на себя взял пенковый коврик. А тем временем по стране широким фронтом пошло предпринимательство. На рынке появилось великое множество самых разных рюкзаков. Первый серийный анатомик, кажется, Алтай. При объеме в 100 л загрузить его можно было до ужасающего веса. Но, как человеку барахольному, наличие только одного вертикального кармана мне не нравилось. Периодически я бегал с драным Сенежем, перевешенным на титановый станок, но что он уже отжил свое, было понятно. И здесь мои друзья подарили мне Бегемота.

Мы так прозвали этот новотуровский рюкзак, за лейбл фирмы. С учетом того, что он был того же изумрудно-зеленого цвета и имел такие же фронтальные карманы, смотрелся рюкзак близкой родней любимого Сенежа. Чуть позже и жене подкупили анатомик зелено-камуфляжной расцветки фирмы Синез. Рюкзаки дома стояли не разобранные у стенки в нашей комнате где часто играла наша дочь. В результате чего, разбирая рюкзак на Хибинах обнаружили на дне дочкину игрушку - плюшевую мышь.
Сложно сказать, когда мы с ними расстались, должно быть году к 2003-2005. Но про нынешние (на этот раз синие) Каприкорн и Ред-фокс, почему-то ничего не сочиняется. Интересно, это мы изменились, или рюкзаки?

про снарягу. в приложении к геологическим кружкам.

Полевое снаряжение.

Предварительные мысли

Обсуждая снаряжение для детских геологических групп, хотелось бы отметить несколько особенностей.

1.       По прежним еще советским нормам участнику похода в старшем школьном возрасте полагался груз до 16 кг. Не смотря на то, что наши рюкзаки в этом возрасте регулярно зашкаливали за 20 кг, согласимся, что это не есть хорошо.

2.       Геологические маршруты, в отличие от туристских, подразумевают не только перенос «системы жизнеобеспечения», но и рабочего инструмента, и отобранных образцов.

Лирическое отступление: Песня про жабу.

Оксана Буланенко

Когда меня задушит жаба,
Я брошу спальник и носки,
Но дотащу я до вокзала
Камней огромные куски.

И я подохну в страшных муках,
Но мне на это наплевать.
Пока гребут каменья руки
Еще кусков 125...

Вот образец большой и светлый,
А ну, ребята, навались!
Зачем, зачем на белом свете
Такие жабы развелись.

Там вдалеке стоит наш лагерь,
В нем ждет нас вкусная еда...
Но держит жаба жесткой лапой
Меня за горло, как всегда.

Кристаллов кучу небывалых
Тащу вперед едва живой,
А где-то там, за перевалом
Смеется жаба надо мной...

3.       При такой минимализации веса группа должна в относительно автономном режиме выполнять поставленную задачу в безаварийном режиме. Более того, минимальный набор для «выживания» должен быть у каждого участника, на случай разделения группы(это не хорошо, но, увы, случается).

4.       Наши подопечные обычно не являются детьми миллионеров, и при подборе снаряжения следует учитывать их стоимость.

Попробуем прикинуть набор исходя из этих условий. Учтем при этом, что по всему миру набирает распространение направление туризма «легкоходство». Их стиль сильно отличается от нашего классического туризма и наших экспедиций, но кое- что полезное стоит перенять. Итак:

«Большая тройка».

Под этим термином коллеги-легкоходы объединяют самые дорогие и тяжелые вещи: Рюкзак, Палатка, Спальник. Вот отсюда и начнем.

Рюкзак

Для работы с камнем идеальными, пожалуй, являются рюкзаки с внешней трубчатой рамой. Они позволяют, и негабариты носить, и использовать раму в качестве носилок. Соответственно, грузоподъемность такой рамы должна составлять килограмм 50. Они встречаются у различных производителей тур-снаряжения и военной амуниции, как отечественных, так и зарубежных. Однако, все они тяжелы и дороги. Давайте попробуем поискать что-то более легкое.

Большинство (по крайней мере из моих знакомых) туристов -водников предпочитают использовать рюкзаки без жестких металлических элементов, так проще упаковываться внутрь лодки. Но при этом это рюкзаки весьма вместительные от 100 литров. Недостающую жесткость дополняет вставленная внутрь «пена». При утягивании боковыми стяжками такой рюкзак приобретает трубообразную форму, удобную в переноске, а 4-5 слоев «пены» надежно защищают спину от угловатостей переносимого груза. Наиболее популярными моделями являются Анаконда и Питон. Объем 120л, цена около 6 тыр, вес 2,6кг. Более простой новотуровский Витим против них совсем легкий- 1,4 кг, и смешная цена 1,5 тыр. Три пройденных с Витимом маршрута, показали, что с ним вполне можно ходить некатегорийные маршруты, особенно, если не считать его купленным навсегда, а только на сейчас, и, может быть, еще пару сезонов. Но басковские змеи имеют и спину профилированную, и ткань прочнее, что на камнях совсем не лишнее. Так что, случись лишние деньги- сильно подумаю в эту сторону.

Как и у большинства ходячего сейчас народа, у меня основными являются рюкзаки «с внутренним каркасом»: редфоксовский Макалу 85 и сплавовский Сайбер 90 (Сибирь, что ли?). Оба они брались по причине износа предыдущего основного захребетника. И хотя десятилетний Макалушка еще довольно крепкий, при возможности был взят Сайбер.

Общее и частности этих рюкзаков.

1.       Если вы ходите с пеной, ее лучше вешать снаружи- комбинация каркаса и пены съедает значительный объем. Зато с пристегнутой снаружи пеной проблемы с узкими дверьми обеспечены.

2.       Не надейтесь на пропитку ткани- даже свежая она БОЛЬШОЙ дождь не выдержит. Заводите дождевики.

3.       У Макалу карманы только в клапане, но огромные стяжки, позволяющие навешивать барахло снаружи. Удобная спина, но не забывайте ее подстраивать.

4.       У Сайбера кроме клапана еще два боковых кармана и съемный карман-сумка. Иными словами, удобств у Сайбора больше (да и спина получше сделана), но качество швов паршивое. И главное: СОБСТВЕННЫЙ ВЕС-3 кг- оправдан ТОЛЬКО при значительном весе поклажи.

И еще одно. Вы знаете, откуда взялось презрительное название «чайник» в отношении новичка? От любви последних навешивать барахло снаружи, в т.ч. варочную посуду. При правильном подборе и размещении на себе груза, на внешней навеске должно остаться только то, чем предстоит пользоваться НА МАРШЕ. (Фотоаппарат, карты с гпс-ом, трек-палки, дождевик, возможно, фляга и гитара).

Рюкзаки импортных фирм (знаком с Дойтером и Татонкой) при очень удобном дизайне на нашем рынке имеют совершенно негуманные цены, и поэтому не рассматриваются.

Спальник

Выбор спальников сейчас очень широк. А, если учесть что использовать их предстоит только в теплое время года(или появились группы ходящие по снегам?), то их предельные температуры можно ограничить -5градусами для нормальных и -10 для особо мерзлявых. Такое изделие весом до 1,5 кг и небольших объемах в сетевых магазинах типа Декатлона или Спортмастера стоят около 3 тыр, и их выбор зависит исключительно от вкуса покупателя.

Укрытие

Укрытие призвано защитить владельца от осадков, ветра, солнца и гнуса. В принципе, с этими функциями (кроме гнуса) вполне справится и тент, а то и шалаш (если не лень строить под дождем). Если посмотреть на фото всяких легкоходов- большинство ходит именно с тентами, часто с гамаками. Какое-то укрытие должно быть у каждого участника, на случай разделения группы. Таким эрзац-укрытием может послужить даже плащ-палатка или пончо, но обитаемость таких укрытий весьма условна. Поэтому, перейдем сразу к палаткам.

Палатки

За человеческую историю было изобретено огромное количество моделей палаток. До конца ХХ века преобладающими схемами были двускатные и пирамидальные палатки. Они устанавливались либо на готовые стойки, либо опору находили на месте. Сейчас большинство палаток используют дуговые каркасы. Хорошо ли это? Когда как. В условиях каменистых грунтов установить такое убежище проще закрепить - надо меньше колышков. Ветроустойчивость полусфер обычно лучше, чем у домика. Однако есть и потери. За счет радиуса значительная часть крыши имеет небольшой наклон, недостаточный для скатывания воды. И, конечно, вес дополнительных металлических или пластиковых дуг каркаса утяжеляет изделия. Кстати, утрата дуг для таких палаток более критична, чем стоек для домика.

Еще один серьезный момент- количество слоев палатки. Я надеюсь, все в курсе, зачем стекла в рамах делают двойными? Для тепла! Именно поэтому для сложных погодных условий желательно двухслойные палатки. Причем, они держат как холод, так и жару. Только не надо заменять слой ткани москитной сеткой. Вес нормальной палатки, как правило, превышает 3 кг. Но и жить в ней могут 2-3 человека, что делает палатку групповым снаряжением и снижает вес в расчете на человека до 1,5-1 кг, что уже неплохо. В такие нормативы вполне вписывается мой домик. Внутренняя палатка простой капрон (артикул не помню), дно и закрытый тент из «тентовой ткани»- серебрянка корейская. При площади 2,2*1,3 м и высоте в коньке 1,5 м, она весит 2,7 кг. При этом можно еще граммов 200-300 сократить: заменить толстую коньковую веревку на потоньше, но пока не охота. Сшитая где-то в конце 90-х, она до сих пор успешно выполняет свои функции.

p3
Хотелось бы обратить внимание на удобство тамбуров. Часто современные палатки имеют 2 боковых выхода, а тамбур перед ними составляет от силы полметра. Такая конструкция, имхо, неудобна в использовании: ни вещи там не положить, ни горелку поставить. Поэтому я остаюсь сторонником палаток с одним большим тамбуром.

При выездах на 2-3 дня вопрос о «экипаже» палатки можно специально не рассматривать, но при недельных и более длительных поездках это тоже может стать проблемой. Усталость от постоянного общения с неприятным человеком может спровоцировать серьезный конфликт. Именно поэтому в наших нынешних условиях палатки переведены в ранг личного снаряжения и используются, как правило, одним человеком или одной семьей, если выезд семейный. Кстати, наличие палаток не упраздняет необходимость в отдельном тенте- всегда приятно посидеть вечерком, даже если на улице дождь и ветер. Но вот это уж точно групповое снаряжение.

(продолжение следует.)

Байки из рюкзака-2

«Майнай по малу!..»

"Майна"- навеска для спуско-подъемных работ.

Костровая навеска, строго говоря, не является такой уж обязательной частью снаряжения. В любой книге по туризму есть 4-5 вариантов навески котелков над костром, от классических рогулек до траншей и очагов. В детских походах меня, естественно, эта забота не касалось, взрослые делали, а вот в самостоятельных походах пришлось задуматься. Рогатины при забивании раскалываются, грунт как правило каменистый, в темноте (а это часто случается), для 2-3 канов требуется серьезное палено, да и то норовит перегореть.

Первым приспособлением были штампованные скобы, похожие на монтерские «когти». Их можно было повесить на обычный кол и даже регулировать высоту подвески. Но вопрос вбивания они не решали, и поэтому не прижились.

«Осень по лесу шатается»…

Теоретические предпосылки нашей системы навески были заложены в 70-х годах. Наше пионерское звено (поди, народ уж и не знает что это такое…) занималось сбором макулатуры, т.е. слонялось по окрестным домам и канючило: «У вас нету макулатуры?..» Обычно нам отдавали старые газеты: практически все что-то да выписывали. Реже попадались журналы. Так мне в руки попали штук пять номеров журнала «Турист» 50-х годов. Там предлагалось для лыжных походов завести костровой тросик и цепочки. Вариант их «оформления», хранения, использования был не идеален, но идея заполнилась.

Осень 1982. Октябрь выдался довольно теплым. И мы десятиклассники решили прокатиться в Калистово (Ярославская ж.д.). Наш приятель, пристрастившийся к слетам Клубов Самодеятельной Песни (далее «КСП»), выдал информацию, что на это платформе будет проходить очередной. Собрались, поехали. Пошли через длинное поле. Рек-ручьев не видно. Придется бегать в поселок. Ну да не в первой. На опушке, где встали, и с дровами плоховато: только хреновый березняк. Чего уж там говорить про колья-перекладины. И вот «я достаю из широких штанин», не, не угадали, собачью цепь-поводок. Длинна около 2 метров, но это не важно: на ширину костра хватает, остальное веревкой нарастим. Сказано-сделано. Правда, бралась цепка на один котелок- регулировать высоту кана над огнем, а здесь на ней без промежуточных крючков висят каны 5 и 7 литров. При этом макароны уже варятся и грозят вылезти наружу, а чай все никак не закипит. Но перевешивать то лень, поэтому «кашевар» начинает раскачивать навеску, в результате часть макарон разлетается по болельщикам (еще год с анорака отковыривали присохшие макароны). Поели, пошли по окрестностям. На соседней полянке «гудит» народ. Даже стенгазета на дереве висит- «70 лет». Это все приехали поздравить невысокого щуплого старичка Сеню, Семена. Нашему появлению никто не удивился: «приходишь - привет». И вот мы уже выпиваем с хозяевами, поем песни, слушаем байки. К вечеру старший народ собрался уезжать, а мы остались на ночь. Наши посиделки за давностью лет позабылись. Утром выяснилось, что моя цепь состоит из невареных звеньев, и вчерашняя акробатическая кулинария чудом ее не разорвала. Идея опять была отложена до лучших времен, но с тех пор все свои дни рождения я тоже отмечаю на выезде. А совсем недавно, выискивая слова редкой песни «Осень по лесу шатается», наткнулся на фотографию автора: Семен Флейшман - д.т.н., преподаватель географического факультета МГУ, специалист по селевым потокам. Поэт и ученый, турист, душа компании…

«Доброе дело браком не назовут».

Вскоре после поступления в МГУ, на строительной свалке в районе ГАИШ-а мне попался тросик 3-4 мм толщины. С помощью двух отрезков железной трубки удалось обеспечить надежную фиксацию цепочек на тросе. И все бы замечательно, но устройство оказалось тяжеловато.

В 1987 году в хозяйственном магазине докупил «трос декоративный». Наши маленькие котелки замечательно навешивались на него короткими крючками. Однако, огонь «прихватил» жилы и они стали ломкими. Осенью 1988 у нас отмечалась свадьба туристской пары. Естественно, вторая неофициальная часть проходила в лесу. За две недели до мероприятия мы приехали на место, чтоб убедиться, что все удобно и доступно. Нормальный лес, небольшой ручей - все замечательно. Но приходит день свадьбы, и мы видим, что ручей почти пересох. Чтобы налить канн, приходится цедить кружкой. Ну, ничего, есть шампанское и водка! Видимо, от такого «промывания мозгов» одна из наших новых барышень хватается за тросик, тот рвется, и на ноги бедолаге выливается закипающая вода. При этом барышня очень элегантная и приехала в лес в узких джинсах. Ни снять джинсы, ни охладить ожог водой мы не можем. А тем временем капроновые колготки припекаются к коже. Понятно, шума было много. Муж (или жених, не помню) кое- как увел ее в палатку, где сумел ее освободить от мокрых горячих штанов. На память о той свадьбе у меня на часах осталась зарубка на стекле (зато рука цела!) и бутылка водки «Андроповки» до сих пор закопанная на той поляне.

Пирамиды

Еще одна схема навески - пирамида - хороша тем, что ее колья не надо вбивать в грунт. Но есть и минус: много котлов одновременно не повесишь. Поэтому у нас она применялась редко. Один раз я увидел такое сооружение на выезде соседней группы. Там на капроновой веревке был привязан ДЛИННЫЙ деревянный крючок, защищавший веревку от перегорания. Подумав, я надолго отказался от троса, заменив его капроновой (?) веревкой, с прицепленными цепочками. Лишь недавно, желая сделать более низкую навеску, прикупил новый трос, вместо утерянного старого. Но речь не о том.

90-е годы, северная Карелия. Мы впервые приехали на наше озеро с байдаркой. Поскольку основной лагерь находился на острове, нас мигом определили в паромщики. И вот перевезя очередную группу на материк, я переправляюсь обратно на остров и пытаюсь вылезти на берег. Мне столько раз говорили, что «Салют» перевернуть нельзя… Я смог. При моем умении плавать, чудо, что меня вытащили. Очнулся я, лежа в костюме Адама у костра. На перекладине фиксирующей пирамиду висит сохнет моя жилетка. Первая мысль - «жив», вторая - «а они патроны из карманов жилетки достали?!» Оказалось, не достали. Зато, какие перлы словесные звучали!
зы: во чего появилось: http://www.splav.ru/goodsdetail.aspx?gid=20160601111506997157

Байки из рюкзака

Подсмотрел на "энциклопедии путешествий" эту идейку, и вот решил рассказать про снарягу, с которой пришлось походить.

Преамбула

За тридцать с хвостиком лет хождения по походам через меня прошло немало разного снаряжения. Хорошего и не очень, фабричного и самодельного. Что-то сработало штатно, что-то подвело, но не о том речь. Со многими из них связаны истории и приключения. Вот про это я и попробую написать.

Фляга-апа (почти мать-кормилица).

Весна 1981года. Мы школьники только учимся ходить в самостоятельные маршруты. В этот раз мы едем в Ступино. Небольшой рюкзак «Пионер» загружен доверху, под клапаном подвязан ватный спальник. Сажусь в автобус, чтобы ехать до метро. Рюкзак поставил на пол, смотрю в окошко. Входят еще пассажиры. Рядом с рюкзаком устраивается женщина, секунда, и она начинает бочком протискиваться от меня. Что ж я такой страшный в старой телогрейке?! Но, пора и мне на выход. Поднимаю в обнимку своего «захребетника» и начинаю понимать, барышню-соседку. Возле самой стенки рюкзака, оказывается, лежит новая 2-литровая фляга со свежезаваренным чаем. Даже через рукава телогрейки чувствуется тепло, каково же было барышне в тонких чулках! Бедолага!

Доехал до вокзала, погрузился с народом в электричку. Все голодные, не успели позавтракать. Достаем бутерброды, я вынимаю флягу. Остывающая крышка «присосалась» к фляге и приходится зажать ее коленями (а там не телогрейка, а только джинсы) и крутить обеими руками. Электричку качает, руки и колени горят от фляги. Поднатужился, поднапружился и свернул- таки крышку. Тут- то из-под нее и потекло. В зазор между крышкой и горлышком налилось грамм 150 ГОРЯЧЕЙ воды, и все это выливается на ноги. Такое не забыть! В глаза бы конструкторам глянуть!

Чаек, кстати, здорово попахивал солидолом. Не отмыл я его выходит.

После первой поездки фляга довольно долго отстаивалась дома. Хождение в группе требовало большой варочной посуды, и на мне обычно ездил большой кан литров на 7. Следующий поход ожидал ее только через 3 года.

Весна 1984.Окончена школа, новая компания состоит из студентов-геологов. Мои приятели дружно взялись преподавать в различных кружках, и я по возможности пытался покататься с ними. Посмотреть на их работу, помочь и подстраховать. Вот тут то и возникла необходимость в небольшой варочной посуде. К необходимости ее в своем рюкзаке я уже привык (не люблю когда меня теряют) и вариантов не рассматривал.

На первомайские праздники решили ехать в район города Вереи. Договаривались на бегу, поэтому я оказался на месте один. И без палатки, и посуды только фляга. Ну, да ладно, пробьемся. Сделал костерок, вскипятил чайку. Правда, крышка в качестве чашки показала себя в полной мере: пить из горячего алюминия нужна некоторая сноровка. Оставшиеся бутерброды заменили ужин, с чем я и улегся спать. Утречком попытался позавтракать свежесваренной гречневой кашей. А это непросто. Ложка хорошо входит в горлышко, но достать оттуда кашу, особенно со дна – надо сильно стараться. Как той мартышке, что засунула лапу в кувшин и не может достать ее, чтобы не разжать кулак.

флС тех пор фляга использовалась только для приготовления напитков. Еще через 2 года, работая в Таджикистане, такая фляга была нашим главным источником воды на маршруте, за что и получила прозвище «апа». Но любой котелок, все-таки сильно удобнее, и мы стали заводить себе их. А фляга так и осталась стоять среди прочего снаряжения.

Голодные 90-е. Жена уехала с дочерью на юг, я на время вернулся в Москву. Можно экономить время и деньги на дорогу до работы. А денег не густо… А тут еще праздник: день независимости. Решено, еду в лес. Вот только еду какую взять? И тут взгляд падает на старую флягу. Открываю – ба - да тут живут старые пакетики с супами «Московский» (для тех, кто помнит, «с коровой»). Вот и чудненько! Собрался и поехал в Подосинки.

Народу из электрички валит что людей. Дошел до нашего обычного места, занято. Прошелся вокруг - аналогично. Ну, что ж делать, вот в елочках поставлю палатку и буду жить. Поставил палатку. Пока ходил за водой (кроме фляги есть еще и солдатский котелок) мелкий дождик перешел в ливень. Сделал кружку чая на сухом спирте под прикрытием полога палатки (чуть не угорел!) и улегся поспать. Проснулся вечером, почти ночь. Темно. Ливень продолжается. Вышел на улицу, благо есть еще плащ-палатка, пошел посмотреть что происходит вокруг. На основной дороге обнаружились 3 пакета. Заглянул: картошка, зелень, колбаса, майонез… Видимо, народ испугался дождя, и, бросив припасы, сбежал домой. Праздник начинает налаживаться! Только вот соли нет. Пошел к соседям, да так у них и просидел за полночь. Только к середине следующего дня дождь закончился. Удалось развести костер, сварить картошку, сделать салат. А когда еще через сутки я вернулся домой, коровьи супчики отправились на прежнее место во флягу.

Конец 90-х. Звонок застал на работе. В катакомбах потерялись дети. Надо идти искать. Договорился на работе. Но все снаряжение лежит за городом. Хотя… Комбез запасной в Москве, фонарь какой- то тоже есть. Посуда - ах, да - старая фляга. Ждет в старом рюкзаке на московской квартире. Докупаю по дороге батарейки и сало с хлебом и рысью несусь на электричку до Домодедова. На платформе уже собралось несколько человек. Довольно быстро добрались до входа. Переоделись и вниз. Нам повезло: потеряшек нашли минут через 20 . Вывели наружу. А здесь уже две машины - зеленая «буханка» спас-отряда, и черная Волга отца одного из детей.

Ну, вы поняли, не судьба мне была доесть эти супчики. А когда от запихиваний, доставаний пакетики совсем изорвались, пришлось их бесславно выкинуть. А фляга, по-прежнему, ждет своего часа. Вдруг еще понадобится…

«Любимая, я подарю тебе эту звезду»…

Если кто не понял, эта фраза из замечательного мультфильма. Настоятельно рекомендую посмотреть. Мое место в нем где-то между мамонтом и гаремом.

Самым распространенным в 80-е годы был полусферический алюминиевый котелок. Мы его называли трехлитровым, на самом деле, он меньше- 2,7-2,8 литра. При таком объеме посудина очень легкая, и за счет сферичности формы удобная для готовки. А вот с ручкой у него бывали проблемы. Первая: поскольку она (ручка) была сделана из алюминиевой проволоки, и если его СТАВИЛИ на огонь, могла расплавиться. Вторая: ушки для ручек, почему то всегда были сдвинуты относительно диаметра, и поэтому котелок висел слегка боком. Однако, при отсутствии (практически полном) конкуренции, их покупали и использовали. Некоторые группы заводили себе множество таких котелков, рассчитывая, что в части будет еда, а в остальных - питье. Правда, такие грозди мешали готовить, но принцип требовал, и народ не сдавался.

Кажется, 1986 год. Кроме лесных выходов, когда еда готовилась на костре в 5-7 литровых канах, были зимние походы под землю, где готовить предстояло на примусе. Тогда возникла необходимость завести себе котелок меньшего объема. Можно, правда, было использовать котелок, в котором возился примус «Шмель», но еда после такой посуды начинала заметно попахивать бензином, а это не радует. В процессе пропихивания вещей в узости подземных ходов, котелки приобретали персональную форму, так что каждый хозяин узнавал свою посуду в лицо.

Этой осенью к нам присоединилась новая девушка. Все были рады новому участнику, и старались ей помочь. Зная, что она живет в общаге, а постоянная голодуха там была притчей, выезжая из лесу предложили ей забрать остатки продуктов: макароны, чай…

- Да у нас и посуды то нет. Мы, когда заезжали, с собой привезли, а потом кто-то что-то взял попользоваться, да так и не вернул.

Это безобразие, и один из моей пары отправился в общежитие в качестве посуды. Все-таки копченый котелок не такая уж частая деталь на кухне, чтоб его там можно было потерять. И он там, действительно, прижился. А я, забегая в гости, был уверен, что принесенную еду есть в чем готовить. Вот только под копченое донце подложить надо что-нибудь.

А 1988 приключилась свадьба, и котелки из «ее» и «мой» стали просто наши. Но ни свадьба, ни рождение дочери не смогли нас остановить. Мы по-прежнему (ну, может чуть реже) весь год ходили по подмосковным лесам, а в отпуск отправлялись куда подальше. И обычно прихватив с собой хотя бы одну «трешку».

Случалось отдавать их напрокат приятелям, но они возвращались. Однажды, уезжая с острова, оставили один из котелков новым знакомым, которые обещали привезти его в Москву. С тех пор и по сей день от них не слуху, ни духу. Зато на следующий год мы приплыли на остров на лодке и обнаружили котелок на отмели в озере. Зато карельской водой с него начисто отмыло всю копоть, накопившуюся за годы.

buj00_9
Начало 2000-х. Мы стали старше, а я так и толще и зимние подземные экзерсисы потеряли свою привлекательность. Несколько удачных лыжных вылазок требовали продолжения, и мы двинули в истринский район. Увы, качество снега мы не учли. Даже широкие лыжи «Турист» проваливались до середины голени. За четыре часа ходу отошли от поселка километра на три и решили что хватит. Из-за позднего старта уже темнело. Выбрали более-менее ровную полянку, поставили палатку, развели костерок. Но ночь длинная, дров надо больше. Несколько сухостойных сосенок удалось завалить и «оттрелевать» к костру. Здесь из-под снега выкопали крупное дерево - и самим посидеть и дрова порубить. Надрубил очередной стволик и попробовал сломать своим весом - не выходит. Еще и топор мешается. Врубаю его в сучок лежачего дерева и слышу жалобный звяк: на сучке, оказывается, был надет наш второй котелок, неразличимый в ранних зимних сумерках. Дыра в середине дна больше 12 сантиметров - восстановлению не подлежит.

Не сказать, чтобы мы так уж любили эти котелки, но с его утратой стало грустно. Несколько раз я примеривался докупить парный. Но, каждый раз что-то останавливало. Может, осознание, что ценен предыдущий был только памятью о пройденных дорогах, которой новый не обладает.

Поэтому, при очередном приступе ностальгии я пошел и купил набор котелков Трамп 1-2-3л. Что и следовало доказать: большие котелки почти не ходили с нами. Только литровый малыш иногда вместо миски или кофейника находит место в рюкзаке. А последний старичок отправился на заслуженный отдых. Теперь он гордо стоит на балконе как символ нашего странного семейного счастья.

«Солдат всегда здоров, солдат на все готов»…

А сейчас поговорим про солдатский полуторолитровый котелок. Разработанный немцами еще в ПМВ «почкообразный» котелок оказался очень удачным и продолжал использоваться а во Второй Мировой, да и позже, особенно в ГДР. Красная армия должна была быть переоснащена такими в начале 40-х (с немцев слизали), но война задержала этот процесс. Зато производства, захваченные по репарации включали и производство котелков. Поэтому в 50-х такие котелки использовались уже почти повсеместно.

Первое знакомство, 1985. Надо сказать, что милитаристский дух из меня ушел где-то на границе младшей и средней школы. Поэтому, использование военного имущества (фляжек, сапог, ремней, тельняшек…) для походов диктовалось не форсом, а сугубой необходимостью: подешевле и попроще. При этом котелки как то находились «в тени»- при больших группах удобнее иметь миску и кружку.

В августе мы втроем отправили детей с хибинского похода в Москву, а сами задержались в приладожье. Тихое озеро, море черники, брусники, грибов - рай, да и только. Теперь. А что здесь бывало иначе легко догадаться: Окопы в карельском граните не зарастают. И колючка местами торчит из стволов сосен. А чуть ближе к шоссе стоит обелиск памяти павших.

Рыба у нас клевала плохо, и я, выискивая рыбное место, обходил озеро. В одном месте из-под воды блеснул алюминий. Я решил убрать банку из воды, ухватился и вытащил плоский котелок, Судя по удлиненным ушкам, немецкий. Он сохранился довольно неплохо: слегка помят, слегка поцарапан, нет ручки и крышки. Но это мелочи - сделаем ручку и будем пользоваться. Вот здесь я оценил его форму. Внутрь «тик в тик» входит кружка. Сам он прекрасно заменяет кружку с узкой стороны. При этом полный котелок - хорошая порция еды на троих. А карманы рюкзака как будто специально предназначены для его переноски.

Полгода я проходил со своим трофеем, пока в феврале в поездке на Кавказ заклепки ушек не потекли и при попытке ремонта старый алюминий начал просто выкрашиваться.

Вторая находка, 1987. Моя дипломная практика проходила на западной Камчатке. Работа не сложная, но муторная: документация результатов бурения и канав. Причем склады керна зачастую в поселок не вывозились, а оставались у скважин. Соответственно, приходилось отправляться к ним за 5-6 километров и там сидеть пока есть свет. У одного такого склада на старом костище и обнаружился солдатский котелок. Этот был со штатной ручкой и даже крышкой (хотя и без замка). Почему его здесь оставили - кто знает. Но возможность УДОБНО готовить себе чай теперь у меня была. С этим котелком я и вернулся в Москву, а вскоре мне подарили более свежую крышку.

Вот с этим комплектом я и проходил около 20 лет. Правда, крышка пару лет назад «ушла» чьими - то ногами, но котелок по сей день жив. А в семье у него еще два собрата: у жены и дочери. Из-за многолетней копчености мой уже неудобно доставать в поезде, и у него тоже начинает подтекать ушко крепления ручки. Поэтому старичок первый сезон, как отправлен на пензию, а вместо него в рюкзаке поселился еще свежий и даже зеленый собрат. Посмотрим, сколько нам отпущено с ним.

vol1
А упакованный в подсумок котелок прекрасно ложится в 4 литровый титановый кан и не болтается в нем при переноске. Так получилось собрать матрешку, занимающую в рюкзаке компактный объем - мечта которую я вынашивал много лет.

Вторая половина 90-х. Очень многие наши ходящие приятели заводили себе такие котелки, и возникла проблема как их между собой различать. Самым простым способом было нацарапать на котелке и крышке опознавательный знак. Именно поэтому на крышке котелка, который я дарил жене, было нацарапано солнце. И хотя при жарке оно закоптилось, оставалось вполне различимым. В очередной поездке в северную Карелию я приболел и рано пошел спать. А утром услышал ее рассказ, что они видели северное сияние. Правда, не сфотографировали, жалко. Ну, что ж, давай восполним этот пробел. Вот игла, и на крышке ее котелка появилась новая картинка: человечек, смотрящий на полярное сияние.

Парой лет позже. Маршрут с самого начала не заладился. Приятели не захотели к нам присоединиться, и мы пошли одной семьей - двое взрослых и ребенок. При сборке выяснилось, что кильсон байдарки треснул, и пришлось его наращивать доской от соседнего забора. Пройти удалось только одно озеро до длинного неудобного переноса. И мы решили повернуть к привычному острову. Это озеро мы уже представляли, и надеялись пронестись, не разбирая байду. Но, все-таки перенос необходим. Зачалились, выгрузили первую партию вещей, в том числе котелок, которым пользовались для отлива воды из лодки (чей он был - не помню). Перенесли их за плотину, и ребенка оставили там, с наказом делать костер. Пока мы выгрузили остальные вещи и донесли уже под дождичком байдарку до конца переноса, нас встретила гордая дочь: она не только под дождем развела костер, но и сварила нам малиновый компот. Растет наш ребеночек…
           PS. август 2016г. Принято волевое решение отправить старый котелок "на полку" и положить в рюкзак новенький, зелененький котелок. Старый жив, но подтекает ушко ручки... 2019 г- потом, вместо армейки цилиндрические котелки. но старый котелок до сих пор в деле...