Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Ладога 2015. Не отчет, а, просто, заметки.

Фотографии здесь: http://chs-65.livejournal.com/photo/album/6453?page=1
Ладога 2015
31 июля - 15 августа 2015 г(рис.1)
Преамбула
Идея этого маршрута родилась после 2007 года, когда мы прошли от Сортавала до Лахденпохьи через шхеры северной Ладоги. Надо ж было посмотреть, что там дальше на юг. И вот, наконец, мы собрались. Снова 3 лодки. Итого: 6 рабочих (из которых Васин Миша новичок) и 1,5 пассажира: Тимон и Волька.
Сначала, когда стали прикидывать маршрут, я, было, загрустил: всего две недели времени и расстояние что-то около 60 км - делать нечего. Вот только 3-я байда - свежекупленная, хоть и
б-ушная Ася, о свойствах которой, мы не имеем представления. Так что, запас времени это правильно, чтобы не торопиться. Местом старта определили мыс Оборонный на берегу Ладоги, чтоб город Приозерск не мешал.
Еще в июле в Расторгуеве лодка-шедёвр инженерной мысли была развернута и отревизирована. Ну, что про нее сказать: решето, но восстановимо. С учетом, что Ася это КНБ, она не потонет, но идти будет криво. Началась массированная склейка(рис.2). Вроде, основные дыры залатали до старта, но Ладога покажет.
С учетом происков РЖД, приняли решение, что самые проблемные грузы: байдарки и собака (ну, и всякие прочие тяжести до кучи), должны ехать на машине, благо в группе она есть. Соответственно, Семкин, я, и собака должны стартовать раньше, и встречать народ на месте старта. Ну, поехали.
Дневник (С более поздними дополнениями и комментариями. Ой, как я отвык писать дневники!)
31 июля, пятница, 15-20
Загрузились к Семкину в Ниву с собакевной, байдаркой и моими вещами. Синяя герма-рюкзак уютно расположилась на верхнем багажнике вместе с 3 байдами. Заднее сиденье забито вещами, поэтому Вольке предстоит ехать у меня под коленками.
1 августа, суббота
Ехали всю ночь и к 8 часам утра оказались в Приозерске. Начали искать место для стоянки. Первоначально выбранный мыс Сторожевой с турбазой оказался закрытой территорией вояк. Вся прибрежная полоса на восток до города перекопана, не встать. Решили уходить на северо-запад. Через садовые участки выбрались на песчаный пляж (N 61° 05,149' E 30° 04,971')(рис.3). Место явно популярное, наступила суббота, и, как результат, народу - что людей. А, где появляется наш советский человек, за ним следует свалка. Но, что поделать, придется парковаться здесь – нам еще народ в Приозерске встречать, а Мишке нужно выспаться после ночного перегона. Хорошо, что есть машина, а то за дорогу совсем разрядился мобильник - поставил заряжаться. Начал ставить палатку, лопнула трубка каркаса. Интересно, это я с устатку, или усталость металла, все-таки место максимального перегиба. Поставил временную трубку-обойму, вернемся домой - надо менять. Палатку поставил, спать вроде не собирался, но таки заснул.
Начал разбирать привезенное барахло. Достал старую ветровку: взял на безвозврат. Оглядел и офигел: основной молнии нет. Ну, и нафига она мне здесь- прослойку под пено-сланями для собаки создавать?!
Не, день не задался: попытался натянуть старое полотно пилы на лучок- трык- пила сломана, рубаха порвана на груди, хорошо мне не досталось. Плюнул, сел зашивать рубаху.
Приехала наша основная группа(рис.4). Теперь все в сборе, можно считать, группа на старте.
2 августа, воскресенье
Неудачный день мы выбрали для закупок - воскресенье. Ну, да ладно. Несмотря на жару и вчерашние посиделки попробовали собрать байды. Васин попытался собрать свою Асю (вот же ж каламбур: «Ася Васина»!) и понял, что не хватает стрингеров… Это… каюк! Стали соображать, где можно найти запчасти. Вероятно, ближайшее место - фирма возле моста через Вуоксу, которая, судя по рекламе, делает катера. Дальше - Лосево и Питер. И, как на зло (или к счастью?) сегодня воскресенье. Но здесь Миша залез в описание лодки и с удивлением узнал, что ТАК И ДОЛЖНО БЫТЬ. Общими усилиями, Ася таки собрана, хотя для фальшбортов пришло прожигать отверстия - как же ее прошлые хозяева собирали?! Процесс сборки Аси занял с 12 до 17 – т.е. «каких-то» 5 часов(рис.5). Наша Арбуся собралась практически без проблем, даже при сломанном креплении 2-го стрингера к штевню (замотал скотчем). Большинство сочленений продублировал пластиковыми хомутами.
Стрингера нашлись- это хорошо, но прочие покупки это не отменяет, и Семкины поехали в Приозерск. Пожалуй, стоило сделать это и мне, посмотреть на всякие памятники и танки в городе, но после суеты конца июля не могу… Собака куда-то сбежала и возвращается довольная. Оказывается у соседей тоже пес, а наша у них подклянчивает. Вернулись Семкины с закупками и арбузом. Говорят, было все, кроме спирта и тухи по нормальным ценам, но мы уже изрядно закупились в Москве.
По горизонту бродят дождевые тучи, и у нас периодически капает(рис.6). Натянули тент.
3 августа, понедельник
По плану сегодня перегон Нивы в Ландоху. Собственно этим делом будут заниматься чета Семкиных. Весь прочий личный состав – по фантазии. Настасья считает финансы(рис.7), я пропитываю палатку, Васин клеит уши на байдарку. Последние сутки мимо нас регулярно дефиляют какие-то дети лет от 5 и старше, когда с родителями, когда без. Мышь с Тимоном вчера вечером провели разведку, говорят, там песни про Христа поют. Надо сходить послушать. Пришли, пообщались. Оказалось, питерские баптисты, то-то одежка у них специфичная(рис.8).
Наська прогулялась дальше по берегу и нашла чудной дом-корабль(рис.12).
Тимон, пользуясь попустительством взрослых поедает какао(рис.10). Короче, все отвисают. Мимо нас по озеру рассекает десантный корабль(рис.11). Уж чего ему не ймётся?!
Наконец, из Ландохи вернулись Семкины и привезли Настасье как самой рыбачке домашних питомцев: баночку дождевых червей и баночку опарыша. Придется их гулять и кормить, холить и лилеить пока не используем.
4 августа, вторник
Первые сборы были грандиозны. Собакевна долго носилась и суетилась, пока ее не усадили в байду(рис.13). Собраться и погрузиться смогли только к 16 часам, и, наконец, вышли на маршрут. Ася ведет себя кое-как, да и у нас баллоны резко остыли и опали. Подошли к соседнему острову с остатками какого то в/ч. (рис.14, ) Металлоконструкции, причальные бочки… Мы пристали возле старого деревянного пирса. Вчера Васин спросил про скорость байды, глянул на Гармине- Мышь одна выдает 4,1-4,6 км/ч. Со мной до 7 км/ч.
Держим С-СЗ. Несмотря на поздний старт, непривычность нагрузки и необходимость поддувать баллоны довольно бодро пересекли границу Карелии и стали искать место для стоянки. Судя по всему, народу здесь проходят кучи: дрова найти сложно. Наконец, нашли более-менее ровную скальную сковородку и встали на ночевку (N 61,15181° E 30,037°). В камнях нашел чей то воблер, а Мышь - титановую вилку. Но комары и мошка жрут!
На вечерней зорьке Мишка с Тимоном поймали аж 4 секельдявки типа плотвы. Тимон их решил вынуть из садка и запустить в большие лужи на нашей стоянке.
Лунища!(рис.15)
5 августа, среда
Ночь принесла сюрприз. Ни свет ни заря, Волька начала рваться на волю. Выпустили - мало ли зачем ей надо - потом она вернулась, и мы спокойно доспали до 8 утра. На завтраке выяснилось, что пропал половник. Татьяна видела по утру, как в районе «стола» крутился какой-то зверь типа белой лисы, и с хвостом явно не Волькиным. Решили, что он и спер половник. А наша ЧОПа т.е. Волька его проспала… А секельдявки в луже сдохли зазря.
Опять идем СЗ. Вылезли возле мемориальной доски (N 61°10'17” E 30°02'19”)(рис.16, 40, 41). Здесь тоже рядом засиженная стоянка, но нам это слишком близко, идем дальше. С самого начала рассчитывали встать на острове Кильпола. Завернули за угол, и вот она, бухта моей мечты: лесистый пологий склон, гнуса не много. В довершение всего кроме черники нашли землянику в довольно приличных количествах. Это в августе то - чудеса!(рис.17) (N 61°11'15” E 30°01'34”) Остаемся.
6 августа, четверг
Утром решили не уходить: Тимон с Машкой приболели, а с Ладоги пошла волна.(рис.18) Татьяна с Настасьей пошли погулять пешком, говорят, за островом совсем тихо, и там пережидают непогоду всякие яхтсмены.(рис.19) И грибы!(рис.20,21) До кучи начался дождь. Натянули тенты у костра. Глянул на палатку изнутри- чо та подкапывает тентик - не критично, но не приятно (не иначе проклейка швов отстала). Выпили за погоду раз, другой, вроде и наладилось. Глянул на наших «Лялю и Долю» (Татьяну и Настасью) в одинаковых розовых курточках, хотел Семкину об этом сказать, глядь, а на нем серая комуфляжка как на мне - видно это заразно.
7 августа, пятница
За ночь погода окончательно наладилась и мы двинули дальше.Первый перекур устроили на каменистом островке(Пунакевансари?).(рис.22) Татьяна рассказывала, что они на нем нашли могилу кота-путешественника. Этот переход был, пожалуй, ключевым. Большая его часть шла по открытой Ладоге. Всяких лодок кругом - завались! Прошли маяк Куркиниеми (N 61°13'32,5” E 30°04'41,1”)и полуразрушенную церковь (N 61°13'40,6” E 30°05'09,9”) на островах Есугарт(рис.23,24). Может быть из-за пятницы, на большинстве мест уже кто-то припарковался, найти стоянку оказалось непросто. Ушли в протоки и стали выбирать не торопясь(пан.2). Предложенный мной лобик народ дружно охаял и мы переползли чуть в сторону в залив Синюга (N 61°15'37,6” E 30°06'07,7”). Поскольку весь день светило и качало, Татьяна дошла совсем до сине-зеленого состояния. Стараниями Семкина приготовились макароны, а Настасья пошла рыбачить(рис.25). Рыба совершенно подло объедала червяков, топила поплавок, но попадаться совершенно не собиралась. Пришлось заменить крючок, и для обкатки забросить в воду. Не скажу что с первого раза, но я таки выдернул одну – первую - рыбу и уступил орудие лова нашей рыбачке. К вечеру кроме 2 сорвавшихся, у нас было 5 пойманных, которых торжественно и поджарили(рис.26).
8 августа, суббота
Устроили помывку-постирушку на слипах… Сколько идет байдарок! Не иначе, из-за выходных.
А потом Мышь спровоцировала всех на спортивные соревнования и все дружно начали вспоминать спортивную юность(рис.27).
9 августа, воскресенье
Уже дня три Тимон нудел, что ему надо в поселок за какао и квасом. Здесь на маршруте до жилья было ближе всего. Рядом поселок Вяттике, чуть СВ – Терву. Может мы и миновали бы их по открытой воде, но у старшего поколения, завязывающего с курением, ВДРУГ выяснился дефицит сигарет. Пошли. В Гармин сразу забил координаты Терву. Налево по берегу (почему-то загороженному сигнальной лентой) и мы уперлись в поселок. Гут, вот только Гармин говорит что до Терву еще с пару километров. Сравнил трек с рисунком карты - так это ВЯТТИКЕ! (N 61°17'07,7” E 30°05'10,9”). А к Терву должна вести правая протока, заросшая камышом. Грешен, когда подходили, направо не посмотрел. Пока я занимался этими умозаключениями, мужики принесли подтверждение- в Вяттике магазина нет, надо идти до Терву. Поддулись и пошли по означенной протоке.(рис.28) Слева по ходу – центр цивилизации: часовня, пирс, и памятник зенитной ракете (в гугле значится «Стартовая площадка ЗРК С-75»).
Дошли до Терву (N 61°18'45,2” E 30°07'22,1”) и встали у моста через речку. Вернулся народ с пивом и сигаретами - по закону жанра, магазин здесь не работает, пришлось искать продавщицу и закупаться на складе. Видимо, из-за силовых попыток сняться с камней Арбусю повело, и она лажит направо. Пристали поправиться перед выходом на открытую Ладогу (N 61°17'43,8” E 30°08'44,3”)(рис.), вроде пошло легче.
На открытую воду не полезли, а пошли по проливу севернее Лауватсари. И, когда его уже почти прошли - в проливе Ладога видна - встали на стоянке (N 61°17'26,0” E 30°12'29,7”)(рис.30, 42). Перед нами здесь видимо стояли крутые рыбаки - по стоянке валяются поплавки и спутанная сеть(пришлось пожечь). За дровами, правда, надо идти вверх по склону до кондового леса, но там они уже напилены, устроились на ночь. Стали навешивать канны, порвали костровой трос. Хорошо, что вода была холодная, никто не пострадал, пришлось связать.
10 августа, понедельник
Весь вечер и утро по проливу шныряли всякие плавсредства. Утром пошли дальше на СВ. Первоначально собирались дойти до Котасари. Но Татьяне был нужен соседний остров – Ихосари (там какие-то метавулканиты), и мы двинулись к нему. Мимо нас пронеслась пара цапель, но заснять их я так и не успел. Коллеги заявили, что наша Арбуся- это цирк с музыкой и медведем, причем, Волька из нас самая приличная... На подходе, когда уже «южное полушарие мозга» окончательно отсиделось, заметил какое-то строение на берегу у пляжика. Им оказалась баня, обшитая синт-мешковиной. Рядом совершенно дивная капитальная стоянка со столом. Решено, встали.(N 61°19'34,6” E 30°18'50,3”)(рис.31) Прокатился с Настасьей на Асе - да, управлять ей еще то удовольствие. Не зря Мишка Васин пытался ей стабилизатор из какой-то осины на корму приделать.
11 августа, вторник
Утром Васин сказал, что приболел, и надо денек отлежаться. Не скажу, что это хорошо, но погулять пешком по острову мне очень хотелось, и запасной день был как нельзя кстати. Мышь и Тимон двинули за черникой. Мы с Настасьей пошли пешком по острову по часовой стрелке (пан.1). Островок на карте смотрелся маленьким, но обходить мы его замучились. Главная проблема - мох, который практически не держится на камнях и проскальзывает под ногами. Уже приближаясь к нашей стоянке наткнулись на избушку - кто-то здесь капитально живет(рис.32). Ну, а Ладога, как обычно, прекрасна. И вдали виднеется Валаам. Сиди и смотри(рис.33).
На стоянке, пользуясь теплом, хотя бы искупались и постирались. Тимон попытался нарушить договор, за что получил нагоняй.
12 августа, среда
День большого перехода. Поскольку срок нашего маршрута приближается к концу, надо двигаться к Ландохе. С открытого озера в наш залив бьет волна. Поэтому пошли по протоке к о-ву Сикасари, чтобы приблизиться к коренному берегу. Все бы ничего, но в одном месте поперек пролива есть мель (N 61°20'56,12” E 30°15'04,8”- называется «щучья протока»), что из байды надо вылезать. Вот на этой то манипуляции я и поскользнулся в воду. Несколько секунд купания, глоток адреналина, и можно плыть дальше - спасибо спасику. Но, по суете, свернули не в ту протоку и почти километр прошли на юг, пока не сообразили, что нам в другую сторону. Вернулись, пошли на СЗ. Но Ася вдруг резко сдулась. Пришлось вылезать на островок (N 61°21'46.70"E 30°13'8.42"В), благо там была покинутая стоянка, устраивать обед с проклейкой. Под вечер, как обычно, ветер улегся и дальше двинули уже, не считая километры. На коренном берегу наткнулись на странную пирамидку(рис.34) Что бы она здесь обозначала-загадка. Единственным затыком оказалось место лагеря. На подходе долгожданный Тимонсари смотрелся страшновато. Поэтому я предложил встать на острове, не доходя (N 61°25'12.32" E 30°15'46.91"). Однако народ подудонился и после разведки четы Семкиных, переправились на мыс острова Тимонсари (N 61°25'37.17" E 30°15'37.92"). Разгружались и ставились уже под начинающимся дождем. Срочно натянули наш тент, и на газу сделали чаю. Теперь до Ландохи остался один переход и два дня в запасе.
13 августа, четверг
Дождь благополучно прошел. День посвятили мелкой суете(рис.35, 37). Мышь собирала чернику. Настасья с Васиным клеили баллоны байды, Семкины собирали грибы. Вечером заложили геокешевый тайник. Пытался отснять радугу- с переменным успехом(рис. 36). Весь день Татьяна доказывает, что у Соролы прохода нет, но количество моторок, идущих мимо нас, говорит мне об обратном.
14 августа, пятница
Поднялись ни свет ни заря. Вчерашний ветер улегся. Шустро закидали Арбусю и отошли от удобного берега - уступить место для остальных. Тут понял, что Гармин упакован вместе с вещами, трека не будет. Пока усаживал удобней Вольку, нащупал на ней клеща. Клещедерка под моей банкой - доставать неудобно. Взял нитку у Мыша, стал выкручивать ей. Достал вроде целого, сытого, но дохлого и утопил. Зеленка тоже будет в Ландохе. Пока отошли остальные у нас уже баллоны осели. Грябаем с Мышом и ищем где б подуться. Нашелся пляжик с тростником. Вылез, хотя и топко но, кое-как подкачался, и мы пошли догонять народ. В этой части озера уже бьёт жизнь: строятся частные дома, есть пристань (на коренном берегу) с подходящей дорогой. Пока разглядывал окрестности, глянул под ноги: с ножовки слетел чехол, и она зубьями лежит у баллона. Переложил на фартук. При приближении к Ландохе на проливах появился ветер. Волны не прибавилось, но парусить стали заметно больше. Само озерко прошлось легко, только найти вход в протоку издали не получилось - ломонулись наобум. Под тростником а потом под берегами ветер практически стих. Опять спускают баллоны, чтоб им… Впереди показались дома и деревянный мост, по которому проезжают довольно крупные джипари. Над правым пролетом почему-то синтетические цветы. Пристали слева перед мостом - мелко и топко. Поддулся, собака прогулялась и полезли грязными ногами в лодку. Пожалуй, это будет самое грязное возвращение с воды. Сразу за мостом у каких-то руин стоит кораблик - уж чего он здесь забыл?!
Ладно, грябаем дальше. Вышли из-за мыса и вот он наш милый «вмордувинд»! На волне это пока не сказалось, только парусим, но идем нормально. Разглядываю берега. Здесь ближе к городу тоже появились новые крепкие дома, но обилие полуразваленных лодочных сараев удручает. Хотя самый контрастный участок, конечно, возле лесозавода(?). Новый квартал с фирмой по прокату лодок и катеров и эти развалины. 12 с мелочью высадились на пляже возле пристани.
Все как положено: грязный песок с битыми бутылками. Ландоха здесь не изменилась. Изменения начинаются метров 50 дальше. Там появился памятник РОССИЙСКОМУ ФЛОТУ(N 61°31'2.49"E 30°12'23.07")(рис.38). Вот же ж «Город флотской славы»! Чуть дальше, деревянная часовня Валентина. От старой веранды остались одни бетонные столбики фундамента. Но я б так не плевался на этот новострой непутевый, если б здесь же не красовалась здоровенная куча мусора и грязные бетонные руины.
Вынеслись за памятник, сбегали за пивом, и начали собираться. Сначала на автобус отбыл Васин. Потом Семкин приехал за барышнями и Тимоном и мы ВМЕСТЕ расстегнули таки шпингалеты Аси – надо заставить Васина их шлифовать! Наконец, уехала и вторая партия, и мы с Волькой остались одни над огромной кучей барахла. Разборка Варвары прошла практически без проблем. Главное оказалось аккуратно сложить шкуру, все остальное прошло без больших проблем.
Перекурил, начал разбирать продукты. Ох, как я матерился! Ну, то, что у нас осталось 2 гермы крупы в бутылках и тушенки, я знал. То, что сала и сыра прикупили с избытком - тоже не проблема, бывает. Но когда я увидел 3 картошки, 2 морковки, луковицу, открытый блок спичек, початые пакеты макарон и соли - вот здесь я не выдержал. Ну что бы оставить их на последней стоянке?! Набрал полную авоську объедков, отнес и повесил на ворота часовни – глядишь, кому пригодится.
Подошли местные парни. Слово за слово, выяснилось: здесь лето началось 2 недели как. Выходит, мы привезли, как в старой песне: «Дождик привожу в пустыню я, солнце раздаю хорошим людям»...(Накаркал: только по весне сказку закончил, где в финале ГГ поет эту песню в районе Ландохи.)
Вернулся Мишка. Загрузились даже компактней чем из Москвы. Для Вольки осталось место на спасиках на заднем сиденье. Ну, поехали… Мишка еще сомневался, ехать ли через север или через юг озера, но в конце концов, повернул на Сортавала. Пожалуй, этот вариант был не столько лучше, сколько интереснее, я с ним согласен. Дорога в большинстве мест или хорошая или ремонтируется непосредственно сейчас. Главная и длинная «задница» нас встретила западнее Питкяранты. Но кое-как прокрались через это приключение и докатились до Погранкондушей. Я понял, что Мишка тянет к знакомой ему стоянке. В принципе для ночевки у нас все было: вода, еда, газ, поэтому, когда он свернул на колею, а она никуда не привела, мы плюнули, и остались там (N 61°12'38.82" E 32°15'11.17"). Сделали чайку, закусили бутербродами и завалились спать в палатке.
15 августа, суббота
Встал утром с больной коленкой. Ну, да ничего, пешком не ходить. Перекусили и двинули дальше к дому. Из всех суток дороги остались только 3 момента: Старая Ладога (N 60°0'44.12"E 32°18'5.31")(рис.39); памятники у Мясного Бора; и въезд в Москву, когда прихватило живот (от встречи со столицей?), и пришлось искать темный угол. На последнем издыхании аккумулятора (надо было телефон выключить на день!) дозвонился до Настасьи, чтобы она встречала у подъезда в час ночи.
Ремюзе
«Вот и кончен маршрут без единого трупа…»
Идет последняя неделя августа. Байда досушена и убрана. Дуга палатки исправлена. Можно подводить итоги.
По большинству параметров маршрут удался. Закрыт кусок карты, который долг8о нас к себе тянул. Вывод: южнее Терву делать нечего. Другое дело, что 2 недели - это издевательство. Только втянулся, и финиш. Маршрут пройден целиком и даже - о чудо - в нормальном темпе - было время оглядеться, собрать грибов и ягод. Рыболовные успехи жидкие, но на них мы и не рассчитывали особо.
Старые байды выдержали маршрут с честью, и готовы к новым свершениям. Ася, конечно, требует доводки и замены весел на более длинные. Пожалуй, мне желательно проверить баллоны на Арбусе, хотя, я думаю, что они травят на сосках.
Все живы-здоровы, чуть ли не здоровее чем на старте.
Теперь по минусам.
Косяк с избыточным продовольствием я понять не могу - надо контролировать хозяек. Они говорят, что взяли МЕНЬШЕ, чем было в моей раскладке, тогда откуда возникло СТОЛЬКО избыточного? Из-за долгого взаимного ожидания на плаву в расписании пропали перекусы, а это для моих барышень ОЧЕНЬ плохо. Что Тимон не может жить без конфет в кармане - допустим. Почему эти вожделенные конфеты так и остались валяться? Если это еда - должны знать и раздавать хозяйки, баловство - кто-то другой, но раздавать. В конце Тимон этим занялся, но остатки огромны. Кто их насчитал СТОЛЬКО? Понятие «расходник» мы ввели, чтобы на перекусах не перерывать весь груз. А если перекусов нет, тогда нафиг эта здоровенная ашановская сумка?!
Мои ляпы - гермочехол для фотоаппарата на плаву неудобен. С двуручкой вышел косяк, а цепочку я не взял. Карт оказалось мало – увы - принтер к отъезду не работал. По-хорошему, нужен нормальный ГПС и бинокль. Заряжать от моего вампира электронику не желательно: поддержать он еще что-то может, но зарядить – увы - нет. В аптечке опять от гастрита только сода (заставить Соломину, найти себе средства). Петли по бокам байды оказались очень полезными, но вязаться за них каждый раз плохо, надо заводить «паука» из эспандера. Довольно много снимал видео - это все-таки не мое, возвращаюсь к обычной фотографии. И надо придумывать столик для ГПС и фотика на плаву, чтоб собаке не мешать. А вот главный мой ляп - психологический. Знаю какой, но не скажу. Отсюда и малое количество фоток, и брюзжание, и…
На выходе: добротный поход на 4 балла.
Как говорилось в известном кино: «Хорошая была охота.- Нормальная».

Дорогие захребетники

Обойти эту самую заметную часть экипировки, конечно, невозможно. Правда, из-за своей тряпичности, они редко живут долго, а меняются быстро, поэтому картинок, видимо будет немного.
Доисторическое время.
Первый рюкзак мне купили в начале школы. Кажется, это был первый класс. Дерматиновый клетчатый рюкзачок купили на первом этаже Детского Мира вместе с новыми лыжами и жесткими креплениями. И рюк, и лыжи прожили со мной довольно долго, хотя и чинились не раз, но вполне оправдывали свое наличие. С рюкзаком мы успели даже пару раз прокатиться в однодневные геологические походы. Сменивший его брезентовый «Артек» (кажется) был сущим недоразумением. Тонкий материал, полукольца на лямках два мелких кармашка на ломких ремешках - классическая «альпийская» схема, доведенная до маразма.
С колобками по свету.
В 1980 году начались наши более-менее самостоятельные походы. Пару первых я проходил с «Пионером»- уплощенным рюкзаком, с двумя ремешками на клапане и одним карманом с такой же парой ремешков. Т.е. при желании, можно застегнуть клапан рюкзака на пряжки кармана, чтобы уменьшить высоту и объем поклажи. Главное достоинство этого изделия был кондовый брезент. Именно поэтому он дожил до нового века, хотя уже и в качестве упаковки для корзины под грибы.
Однако такого объема не хватало, и возник вопрос, что надо бы «чувал» (хотя само слово пришло позже, когда народ стал общаться с другими группами) больше. Дома к этому моменту был более крупный рюкзак «Памирский» со средней шнуровкой и двумя затяжными карманами. Теперь, много лет спустя, я начинаю догадываться, чем он мне так приглянулся, а тогда это чудо из спортторга просто не давало покоя. Он и стал основным моим наездником.
Лето 1982. Наличие шнуровки настоятельно требовало использовать ее для увеличения жесткости конструкции - затягивать сложенный рюкзак. Но первая же попытка затянуть рюкзак шнуром привели к отрыву люверса на затяжке. Жалко… Чего ж сделать? Пришлось нашить петли из шнура, дублируя и уплотняя линию люверсов. В таком виде рюкзак даже удалось затянуть, но уже на первых километрах марша, груз сполз вниз, и образовался «курдюк». На первой же стоянке изменил шнуровку, закрепив ее узелками. В результате объем оказался зафиксирован и почти не изменялся. Широкий клапан рюкзака с прочными вертикальными ремнями позволял складывать под него дополнительные вещи типа телогрейки или свернутой палатки. Очень хотелось разместить под ним и всякую мелочь, и с помощью матушки на внутренней стороне клапана был создан карман из старой джинсовки. Он занимал всю площадь клапана, и положить в него можно было изрядно.
Тем летом мы вдвоем приехали в Ступино. Несмотря на дождь, мы довольно удачно поставились и двое суток шарились по окрестностям. За это время перепугали 3 отряда пионеров, изображающих спортивное ориентирование; сами слегка перепугались, когда на нас вышел лось; прочесали окрестные ручьи на предмет красивых кремней и халцедонов. Улов оказался довольно скромным. Упаковывать образцы в глубину рюкзака не стали, надеялись на следующую удачу, но опять начал накрапывать дождик, и мы решили быстро сбежать. Чтоб уж совсем не было обидно, я прихватил пару наиболее симпатичных кусков каждый сантиметров по 20-25. Место для них нашлось в том самом джинсовом кармане на клапане. Такое размещение очень хорошо распределило дополнительную массу на плечи, и даже истертые накладки на плечевых ремнях вполне прилично позволили нести рюкзак по всей этой пересеченке. Дошли до автобуса, погрузились в электричку. Мест в салоне не оказалось, и мы остались в тамбуре. Ну и хорошо: спокойно доедим кильку в томате. А то как-то неудобно банку топором вскрывать на глазах людей. Доели рыбку, допили прихваченный чай, стоим, беседуем. Прибегают молодые девчата: «А можно мы на рюкзаки ваши сядем?» Да на здоровье, и барышня плюхается на мои образцы в клапане рюкзака. Если кто не знает, кремень при колке дает довольно острые углы, они то и встретили мягкие части тела нашей спутницы. Вот это был визг!
Станочная эпоха: «Только честным трудом можно попасть в семью горбатых»
В 1982-83 гг многие из моих друзей начали заниматься спелеологией. И, поскольку им приходилось затаскивать снаряжение в узкие «шклевотины», главным транспортным элементом таких экспедиций стал «транспортный мешок». Он же «транс», он же «сепулька» (последнее название найдено позже в книге В.Мальцева «Пещера мечты. Пещера судьбы», и в нашей среде не использовалось). Для переноски снаряжения при заброске на паршрут использовались рамы, похожие на охотничьи «поняги». Да и без трансов, такая спинка давала возможность УДОБНО носить рюкзак со значительным весом. Кто-то покупал станковые рюкзаки типа Ермак, Турист, более редкие Сенеж или польский рюкзак, чьего названия я так и не узнал. Все они стоили целое состояние – больше 25 рублей. Поэтому очень многие в меру своей финансовой и технологической смекалки пытались создать их аналоги в кустарных условиях. Пределом мечтаний был станок, сваренный из титановых трубок. Увы, добыть или заказать такое чудо могли очень немногие. Ну не варить же его из арматуры! Поэтому, самым распространенным материалом стали дюралевые трубы от каркаса раскладушки. Благо, до эпохи поголовного сбора цвет-мета было еще далеко, и на помойках такое добро встречалось регулярно.
stupino-may 1984
Хотя серьезной спелеологией я так и не занялся, в 1983 году решил сделать себе такое чудо. Ценой 3 сломанных полотен ножовки (не удобно пилить на балконе без возможности закрепить трубу) и целого дня потраченного времени, удалось получить из рамы все исходные материалы: 2 стойки-дуги, 2 полуполки, 2 поперечены, 2 отпора, и кучку железных укосин которыми все это добро крепилось между собой. Еще день ушел на сборку и «облагораживание» ПХВ-шной изоляцией этого произведения. С учетом, что соединения были на болтах М6 (в соседних школах меняли парты), а лямки представляли собой 5 сантиметровый капроновый ремень-чулок (с авиационной свалки), на таком сооружении можно было таскать килограммов 100, не опасаясь, что оно развалится. Емкостью для вещей послужил все тот же рюкзак «Памирский». Что ж, в путь!
8 марта 1984 года. Мои новые приятели по геологическому факультету решили отметить начало сезона вольным выездом. Из-за учебных дел я задержался, мы втроем со старыми подругами пошли догонять основную группу в Парамоновский овраг. Места те я себе еще не представлял. На нас троих была и палатка - польская «Варта», кажется 4-х местная. Хотя хозяйкой ее была одна из моих спутниц, как джентльмен я повесил этот тюк (по словам хозяйки 6 кг) на раму выше рюкзака. За счет станка нести, казалось бы, не стало труднее… пока дорога не оказалась покрыта льдом, раскатанным колесами автомобилей. Вот здесь я почувствовал прелесть высокого центра тяжести груза. Разъезжающиеся ноги в старых тур-ботинках приходилось переставлять исключительно аккуратно, а спину с рюкзаком держать очень прямо. Как мы дотопали до Парамонова, уже не помню, но мы оказались там. Нашей следующей задачкой стало перейти речку Волгушу. Из-за течения лед уже почти сошел, но вдоль разрушенной саночной трассы шел маленький деревянный мостик. И этого бы достаточно, но между мостиком и берегом зияет щель. Вроде и не широкая, но не перешагнешь, надо прыгать. Решено, переложил фонарь в левую руку и прыгнул. Удачно, хотя настил мостика и покрыт льдом, я успел схватиться за поручень, и устоял на ногах. Полдела сделано. Еще бы сойти аккуратно. И зазор не больше, вот только схватиться там будет не за что. Прыгаю, приземляюсь и получаю подзатыльник от догнавшей меня палатки. Спотыкаюсь и зарываюсь в снег руками, головой и рамой рюкзака. Глубина снега по локоть – не отфыркаться, не вздохнуть. А рама уперлась впереди и даже падать не хочет. А я на дороге еще и подпоясался, чтоб рюкзак не болтало. Короче: минут пять гимнастических упражнений потребовалось только чтоб упасть набок и развязать поясник. Тут и барышни мои подтянулись. Вылезаю из сугроба, роюсь в снегу. Ну конечно, фонарь не работает - сгорела лампочка. Места эти я не знаю, и нам приходится ломиться в темноте без дороги на довольно крутой борт долины по снегу почти до пояса. Через полчаса находим ровную площадку, и решаем остаться тут. И здесь, метрах в 200 от нас, слышен треск падающего дерева и стук топора. Оказывается, мы чуть-чуть не дошли до заветного лагеря.
1 мая 1984г. Про эту поездку я уже писал, она была во многом шедевральна. Итак, сразу после занятий в Университете я поехал в район города Верея. Электричка до Тучкова, потом автобус до Вереи. И вот, в начинающихся сумерках я выхожу на площадь. Где могут быть мои коллеги? Вероятно в лесу. Подхожу к бабушкам на лавочке: «Ой, милок, да тут кругом лес!» Весело. Иду, куда глаза глядят. Темнеет. Ладно, встанем, где придется. Только бы воды набрать. Где вода? Правильно, внизу. Начинаю спуск. Сначала было ровно, потом пошли колдобины, а там и под ногами какие-то препятствия. Включаю фонарь. Ба, да это я на кладбище зашел! Приходится лавировать между холмиков и тут меня ловят за рюкзак. Нет, я не суеверный, но перепугался. Начинаю оглядываться и понимаю: сук большого дерева (кажется, дуб) попал под дугу станка, и рюкзак на нем повис. Успокоил дыхание, слез с сучка и пошел спускаться вниз к Протве за водой и новыми приключениями.
Июль 1984г. С той же детской группой, что и на Протве, мы едем «на севера». Карелия, потом Хибины. Ах, какие места! А образцы! Отстегнул от станка маленький рюкзак «Артек», и мы пошли за перевал. Астрофиллитовый ручей оправдал свое название: образцов куча. Однако, пора возвращаться. Забрасываю рюкзак на спину и слышу грустное «Тр-р-рык!». Одна лямка вырвана с мясом. Дальше спускаюсь очень аккуратно, но поскальзываюсь на нижней осыпи, и отрывается вторая лямка рюкзака. Оставшуюся дорогу до базы несу его в объятиях. А на утро даже дышать мог едва-едва: застудил ребра.
Сделано еще несколько маршрутов по Хибинам. Образцы отсортированы и упакованы в пострадавший «Артек». Пора возвращаться в Москву, у нас еще должна быть геодезическая практика. Вхожу в свой плацкартный вагон. Мое место боковое. Из-за низкой платформы залезать пришлось с трудом. Вдвинул рюкзак до стенки, перевожу дух: вот поедем, тогда и рюкзак наверх заброшу. Мимо носится толстенький мужичок. У него куча сумок и станок рядом с проходом явно мешает. Видимо, глядя на мою красную и потную физиомордию, он даже не ругается, а предлагает, мол, давай я твой рюкзак заброшу. Да, конечно, если не сложно… Мужик хватается за раму, пытается поднять сооружение, тоже краснеет, и отходит, приговаривая: «Да, ладно, пусть стоит»… Еще через пару минут поезд трогается, а я вспоминаю, как надо дышать, и забрасываю по отдельности основной станок а потом маленький, но забитый камнями «Артек».
Хорошего, но не до слез!
Январь 1985г. Избыток прочности и веса моего самодельного станка и его убогий «дизайн» требовали замены. Вот тут-то на работе у отца началось всеобщее рюкзакостроение. В результате у меня появился очень симпатичненький вареный станочек из трубки миллиметров 12-15. Пройдя несколько подмосковных маршрутов, я с ним поехал на Кольский полуостров. Ловозерский и Хибинский маршруты пройдены, следующий наш объект - Ковдорское месторождение. Пересаживаемся в Кандалакше на местный поезд. Я хватаю свое чудо за раму и она складывается. То ли -30°С ее сделали хрупкой, то ли изначально трубки оказались тонки - не ясно, но факт - домой я вернулся без станка. Хорошо, что от «Памирского» лямки не спорол, когда на раму пристегивал.
«Словно крылья, реют грабли на спине»…
К этому моменту раскладушечный станок уже давно ушел на помойку, а к удобству прямохождения я привык. Около полугода я пытался приучиться к бескаркасникам - тщетно. И поэтому, при первой возможности я пошел покупать новый станковый рюкзак. Выбор в то время был не велик: Ермак, Турист, и Сенеж. Теоретически, продавался еще какой-то импортный станковый рюкзак с полкой, но найти его по магазинам так и не удалось. Самая толстая рама да к тому же не сварная, а на винтах была у Сенежа, вот на нем я и остановил выбор.
Уже при первом знакомстве стали понятны больные места этой конструкции: кармашки, надеваемые на верхние «рога» рамы. Они порвались буквально через пару месяцев, и всё время нашего сосуществования, мне приходилось их латать. Вторая странная деталь - кольцо для крепления лямок внизу. По всей видимости, его конструкцию «упростили» для удешевления и смысл в нем пропал. При первой же боковой нагрузка кольцо разгибалось и выскакивало. Ну да это ерунда, т.к. самих ремешков вполне хватило закрепиться за раму. Кроме того, из емкости было выпорото внутреннее дно, а сверху нашит тубус и еще один фронтальный карман, что заметно увеличило полезный объем. Ходить стало совсем замечательно, когда был приспособлен поясной ремень. Правда, однажды из-за того, что карабин поясника провалился в щель скамейки, я чуть не опоздал на электричку, и мне пришлось обрезать стропу ножом из-за голенища. А с появлением «пены» на бока рюкзака добавились ремешки от армейского сидора. А когда потребовался рюкзак для жены, мы завели второго Сенежа, на этот раз желтого.
Лето 1992г. Жена месяц как укатила на практику в центральный Казахстан. Я только перешел работать в геологический музей. Сижу в подсобке. Стук в дверь, на пороге моё негативное (выгоревшие волосы и обгоревшее чуть не до черноты лицо) Солнышко. Обнимашки, целовашки, а рюкзак то где? «Да я его на входе бросила!» Упрут же! «Не, такой не упрут!» Спускаюсь на вход, и, правда, стоит рыжий у столбика. Пытаюсь надеть его на себя, и понимаю – тяжело килограмм 30, наверное. А жена делится воспоминаниями: «Мне мужик предложил помочь рюкзак надеть. Приподнял, глаза выпучил, и спрашивает, мол, что у вас там, камни? А я честно киваю - ага, они самые». Сенежи проходили с нами где то до середины 90-х.
ЗЫ: после долгого перерыва уже в 21 веке завел себе такого же "зверька"
IMG_9380.JPG
Эпоха Зеленых Бегемотов
При всей удобности Сенежа, его объема постоянно не хватало. Внешняя навеска помогала, но не достаточно. Да и роль рамы на себя взял пенковый коврик. А тем временем по стране широким фронтом пошло предпринимательство. На рынке появилось великое множество самых разных рюкзаков. Первый серийный анатомик, кажется, Алтай. При объеме в 100 л загрузить его можно было до ужасающего веса. Но, как человеку барахольному, наличие только одного вертикального кармана мне не нравилось. Периодически я бегал с драным Сенежем, перевешенным на титановый станок, но что он уже отжил свое, было понятно. И здесь мои друзья подарили мне Бегемота.

Мы так прозвали этот новотуровский рюкзак, за лейбл фирмы. С учетом того, что он был того же изумрудно-зеленого цвета и имел такие же фронтальные карманы, смотрелся рюкзак близкой родней любимого Сенежа. Чуть позже и жене подкупили анатомик зелено-камуфляжной расцветки фирмы Синез. Рюкзаки дома стояли не разобранные у стенки в нашей комнате где часто играла наша дочь. В результате чего, разбирая рюкзак на Хибинах обнаружили на дне дочкину игрушку - плюшевую мышь.
Сложно сказать, когда мы с ними расстались, должно быть году к 2003-2005. Но про нынешние (на этот раз синие) Каприкорн и Ред-фокс, почему-то ничего не сочиняется. Интересно, это мы изменились, или рюкзаки?